Базы данных студентов некоторых зарубежных университетов



  Бернский университет.


  Цюрихский университет. 


   Дармштадский политехникум












































РОССИЙСКИЕ ЕВРЕИ В ЗАРУБЕЖНЫХ УНИВЕРСИТЕТАХ

Постоянно действовавшим фактором выталкивания за границу российской интеллигентной молодежи была правительственная национальная политика в сфере высшего образования. Ее "ударным" направлением был "еврейский вопрос".



Царское правительство пыталось всемерно сократить в высших учебных заведениях численность студентов-евреев, за которыми прочно закрепилась репутация неспокойного оппозиционно-революционного элемента. В 1887 г. в высших учебных заведениях ведомства Министерства народного просвещения, в качестве щита от бесконтрольного проникновения в них евреев, для последних были установлены количественные квоты в студенческом контингенте: 10% - для высших учебных заведений, расположенных в "черте оседлости", 5% - для находившихся вне ее, 3% - для столичных. Этот же нормирующий порядок, правда, в различных процентных вариациях, был принят и прочими ведомствами, под крылом которых действовали и высшие школы. Юноши "иудейского вероисповедания" вовсе не допускались в высшие учебные заведения Министерств путей сообщения, юстиции, военного (исключая Военно-медицинскую академию). Им был закрыт путь также и в Московский сельскохозяйственный, Петербургский электротехнический институты.



В итоге еврейская часть российской студенческой диаспоры в различных европейских странах была едва ли не самой внушительной по численности. В первую очередь, это относилось к Германии. Там, по неофициальным данным, после первой русской революции евреи составляли 75% всех студентов из России. По свидетельству корреспондента журнала "Русская мысль", в 1911 г. евреи составляли большинство мюнхенской колонии российских студентов, насчитывавшей 696 человек. О том же свидетельствует такой факт: из 235 человек, принявших участие в проведенной в 1911 г. студенческой самопереписи, 191 (84%) анкетированных отнесли себя к лицам еврейской национальности.



И еще одно свидетельство на этот счет - Н. М. Щапова, в 1906/1907 учебном году слушавшего лекции в Дармштадтском политехникуме: "В Дармштадте было очень много русских студентов, из них, вероятно, 95% евреев... Евреи ехали сюда и из-за невозможности поступить в высшее техническое учебное заведение в России, и из-за черты оседлости, и из-за процентной нормы их приема в России. Среди них были и халтурники (ехавшие за дипломом), и очень дельные".



Следует заметить, что для местных студентов, да и населения каждой принимающей стороны в целом студенты из России были "русскими" невзирая на их национальную пестроту.



Российское студенческое зарубежье постоянно пополнялось и теми, кто оказывался в конфликте с имперским правопорядком, да и просто был нетерпим к политической системе самодержавия. В категорию таковых входили выпускники средних учебных заведений, получившие дурную характеристику от учебной администрации и местной полиции ("волчьи билеты"), а также исключенные из отечественных университетов и институтов, нередко без права обратного поступления, за участие в студенческом движении, принявшем всероссийский размах в конце XIX - начале XX вв. Многие из них покинули родину под впечатлением кровавых событий 1905 г.



А.Е. Иванов

"Российское студенческое зарубежье. Конец XIX - начало XX вв."