Нацистская пропаганда внедряла в массовое сознание населения тезис о борьбе с «жидобольшевизмом»; местное население привлекалось к участию в «акциях» по уничтожению евреев.

На советской территории оккупационные немецкие власти считали евреями и уничтожали тех, у кого один из родителей был евреем. Детей, родившихся от смешанных браков, отнимали насильно у матерей и вели к ямам смерти. Было немало случаев, когда нееврейских матерей расстреливали вместе с детьми.

Для уничтожения евреев на советской земле применялись не только массовые расстрелы – десятки тысяч людей были убиты в течения одного дня в Киеве, Ростове, Бердичеве, Харькове, Керчи. Но и поистине изуверски топили в Западной Двине, сжигали в синагогах Риги, Белостока, Харькова, бараках и свинарниках Велижа и Богдановки, замуровывали в каменоломнях Одессы, живыми сбрасывали в угольных шахтах Донбасса. В каждом захваченном городе или местечке, военные оккупационные власти в первые же дни издавали приказы, обязывающие евреев регистрироваться и носить желтую нашивку, с тем, чтобы они отличались от остального населения. Уже осенью 1941 года зловещие машины – «Душегубки»,  в которых убивали выхлопными газами, были опробованы именно на советских евреях.

Уже в 1941 – начале 1942 гг. перестали существовать все провинциальные еврейские общины Прибалтики,  Белоруссии.  27 июня 1941 г. в городе Белосток были убиты две тысячи евреев, а спустя несколько дней — ещё несколько тысяч. В Гродно из более чем 20-тысячной общины в спаслись 200 человек. В течение пяти дней около 100 тыс. евреев  Минска и его окрестностей были сконцентрированы в гетто (создано 20 июля 1941 г.). До конца 1941 года, в Минском гетто, было убито около 50 тыс. евреев. В октябре 1943 года  Минское гетто уничтожено. В гетто Бреста было 43 тыс. человек. 15 октября 1942 года погибли евреи Бреста.  В гетто Бобруйска и Витебска было по 20 тыс. человек. В гетто Борисове, Волковыске по 10 тыс. человек. В гетто Слуцка 5 тыс. человек. В гетто Гомеля 4 тыс. человек. В гетто Гродно, Жлобине по 2 тыс. человек.  В октябре 1941 года были проведены акции по уничтожению евреев в гетто Слуцка и Шклова, в ноябре 1941 года – в Бобруйске, Орше, в декабре 1941 года – в Витебске, Полоцке, Гомеле, Сенно, Чечерске. 27 октября 1942 года, по личному распоряжению Гиммлера, были расстреляны уцелевшие евреи Пинска. Затем настала очередь гетто Журавичей, Деречина, Голынки и многих других. Последними погибли узники гетто в Барановичах (17 декабря 1943 года).

На Западной Украине немцы и коллаборционисты устроили погромы уже в конце июня - начале июля 1941 г. В Львове 30 июня - 3 июля было убито четыре тысячи евреев, а 25 -27 июля - около двух тысяч. Спустя несколько дней после захвата немцами Луцка там было убито две тысячи евреев; из двадцати семи тысяч евреев Ровно двадцать одна тысяча была убита в ноябре 1941 г.

Евреи центральной и восточной Украины, которым не удалось эвакуироваться до прихода немцев, разделили участь еврейского населения оккупированных территорий (Бабий Яр в Киеве, Богдановка в Николаевской области, Дробицкий Яр в Харькове). Многие общины Украины были уничтожены бесследно. Из семидесяти еврейских центров довоенной Украины, судьба которых известна, 43 были уничтожены ещё в 1941 г., а остальные — до середины 1942 г.  Более 80 % еврейских общин таких крупных городов как Рига, Вильнюс,  Талин, Львов и др. закончили свое существовали, чуть позже.

Приказы о заключении евреев в гетто издавали военные коменданты городов. Имело место случаи, когда военная администрация требовала от «айнзатцгруппы» (оперативно-карательный отряд) ускорить уничтожение евреев, ибо рассматривала их, как элемент угрожающей  безопасности, и как лишнюю экономическую нагрузку. Так было в Симферополе, Джанкое, в Крыму и во многих  других местах. Сам акт уничтожения выполнялся обычно солдатами из «айнзатцгрупп»  СС, солдатами  «Ваффен» СС, служащими СД и местными полицейскими.  .

К концу 1941 г. в Германии встала задача организации тыла для обеспечения нужд военного хозяйства, для чего требовалась  трудовая сила и специалисты. Учитывая это, немецкая гражданская администрация, иногда при сопротивлении СС, приняла решение замедлить темп уничтожения евреев в подвластных ей районах, сохранив в отдельных местах гетто и трудовые лагеря. В результате были сохранены гетто (вернее оставшиеся в живых евреи) в таких больших городах как Рига, Вильнюс, Каунас, Барановичи, Минск и других городах.  Они находились в условиях издевательств, в голоде, среди болезней.

На территории военной администрации «айнзатцгруппы» СС пользовались полной свободой действия, и не играли роли никакие экономические соображения и потребность в еврейской рабочей силе. На этих территориях тотальное уничтожение евреев не останавливалось.

После разгрома немцев под Сталинградом исход войны определился окончательно. Началось отступление немецкой армии. 21 июня 1943 г. глава СС  Гиммлер  издал приказ о ликвидации всех оставшихся гетто на территории Остланда. Трудоспособных евреев следовало перевести в концентрационные лагеря, находящиеся под управлением СС, а не гражданской администрации, которой до сих пор подчинялись гетто. Самыми большими были гетто Вильнюса, Каунаса, Риги, Минска, Шауляй и г. Лида.

В  городе Швенченис и ряде местечек восточнее и севернее Вильнюса размещались небольшие гетто, где было  около 4 тыс. человек. Жители этих гетто были расстреляны в Понарях  4-5 апреля 1943 г.

Гетто Минска было ликвидировано в сентябре-октябре 1943 г. Часть жителей была угнана в лагерь смерти Собибор, остальные расстреляны в Малом Тростенце.

Гетто г. Лида было ликвидировано в сентябре 1943 г., трудоспособные высланы в Собибор.

Гетто городов Каунаса и Шауляй были превращены в концентрационные лагеря, нетрудоспособные евреи расстреляны.

Гетто в Вильнюсе было ликвидировано. Трудоспособных евреев, выслали в лагеря Эстонии и Латвии, а нетрудоспособные были убиты в  Понарах и  Собиборе.

Евреи из гетто Риги были переведены в концентрационный лагерь, не далеко от города, нетрудоспособные – убиты.

Летом  1944 г., перед отступлением немцев из прибалтийских республик, люди находящиеся в лагерях, были частично расстреляны, частично вывезены в концлагеря Германии.

В Эстонии в 1940 году проживало 4.5 тысячи евреев. 14 июня 1941 года, всего за 8 дней до войны, примерно 500 евреев были депортированы органами НКВД в Сибирь (страшно писать, но это спасло их от гибели), около 500 еврейских мужчин были мобилизованы в  Красную армию или вступили в истребительные батальоны. Из оставшихся в Эстонии 3,5 тыс. евреев только около 950 человек не смогли или не захотели эвакуироваться, помня жестокость сотрудников советских силовых структур, проявленную в ходе недавней депортации, и наивно полагались на гуманизм немецких оккупационных властей. Примерно 2-2,5 тысячам эстонских евреев удалось эвакуироваться во внутренние регионы Советского Союза, чему способствовал тот факт, что немцы заняли Талин только 28 августа 1941. Девятьсот двадцать девять оставшихся в Эстонии евреев были расстреляны ещё до конца 1941 года. Эстония была первой и единственной страной Европы, ставшей «свободной от евреев» о чём было доложено в Берлин в феврале 1942 года.

В Восточной Галиции (Львовская, Тернопольская, Станиславская области)  с конца 1942 г. до июня 1943 года било уничтожено около 180 тыс. евреев. Гетто Львова, Тернополя, Дрогобыча и ряда других городов были ликвидированы в июне 1943 года. После многочисленных акций там оставалось 25 тыс. евреев в рабочих лагерях и в лагере «Янове»  Львов  – расстреляно. В Восточной Галиции осталось в живых, примерно 11-12 тыс. евреев, что составляло около 2 % от всех евреев, оказавшихся там во время оккупации.

В Черновцах (Буковина) в феврале 1944 г. власть в городе перешла от румынских оккупационных сил к немцам, и они планировали уничтожение оставшихся в живых евреев. Но не успели – советская армия спасла 16 тыс. евреев, освободив год в марте 1944 года. В остальных городах  Буковины и Бессарабии в живых ко времени освобождения остались единицы.

Евреи, обреченные на полное истребление в гетто и лагерях смерти, искали пути к спасению. Те, кто решался бежать, нуждались в надежном укрытии, в документах. Многое зависело от местного населения. Большинство людей были безучастны к судьбе своих еврейских соседей и занимали позицию сторонних наблюдателей. Мотивы такого отношения были различны: страх перед репрессиями нацистов (за укрывательство и помощь евреям – расстреливали), бытовой антисемитизм и многое другое.

Тем  не менее, и на оккупированных территориях были люди и семьи, которые спасали евреев. Они прятали у себя и своих близких скрывшихся от уничтожения, депортации,  бежавших из гетто и чудом уцелевших при расстреле евреев.


Музей Холокоста в Израиле десятилетия собирает имена погибших, но и сегодня около двух миллионов жертв безымянны, около миллиона из них – евреи СССР.

Да будет вечна память о каждом.




Страницы  1 2 3                                                                                                                                  источники...


Где искать информацию ?

Яд Вашем