ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА



В течение многих десятилетий евреи были едва ли не одним из самых бесправных и религиозно отчужденных национальных меньшинств Российской империи. Дискриминационные законы, рекрутская повинность для малолетних еврейских детей, черта оседлости, череда  кровавых антисемитских погромов... Конечно же, революционные веяния конца 19-начала 20 вв., свержение самодержавия давали надежду на избавление от униженного и безправного положения в обществе, на гражданские  права и свободы. Идеи социализма привлекали еврейскую молодежь, которая активно шла в революцию.  И, хотя создавались сионистские и национально демократические движения и партии, которые ратовали за национальное самоопределение и автономию, достаточно много евреев вошло в состав общенародных социалистических и рабочих партий,  а в дальнейшем заняло в них ключевые посты (что впоследствии стало одной из причин создания мифа о  “еврейско-большевистской  революции”).


Казалось, что  большинство евреев должны были поддержать Октябрьскую революцию и рабоче-крестьянскую власть, одним из первых декретов которых был декрет о национальном равенстве. Однако не все было так однозначно.


Евреи как часть капиталистического общества,  были классово разобщены. И если среди нееврейского населения большую часть составляло крестьянство(80%), то среди евреев по исторически сложившимся причинам большую часть составляли мелкие ремесленники, кустари, торговцы, частные предприниматели (70%). Было немало успешных евреев-купцов и банкиров. Как известно, одной из главных целей социалистической революции была ликвидация классового общества, достижение  всеобщего равенства. Национализация производства и ликвидация мелкой и крупной буржуазии как класса ставили под удар и еврейских промышленников и торговцев, подрывая их экономические интересы.  И этот факт повлиял на то, что сразу после Октябрьских событий многие евреи, ранее поддержавшие Февральскую буржуазную революцию, стали на сторону антибольшевистских движений. Почти все  еврейские социалистические партии, в том числе и Бунд, не поддержали Октябрьскую революцию.  Т.е. утверждение, что все евреи были большевиками, в корне не верно. Также стоит заметить, что воинствующий атеизм советской власти ударил по религиозным устоям иудаизма. Еврейская община, которая  выживала в течение веков благодаря своей вере и замкнутости, теперь находилась в полном смятении.  Еврейская молодежь не только порывала с религией, но и рьяно боролась с ней.




Вспомним героя рассказа И.Бабеля, раввина Гедали, который, пытается понять, что такое революция для еврея - зло или добро:

"- Революция - скажем ей "да", но разве субботе мы скажем "нет"?  -  так

начинает Гедали и обвивает меня шелковыми ремнями своих дымчатых  глаз.  -

"Да", кричу я революции, "да", кричу я ей, но она  прячется  от  Гедали  и высылает вперед только стрельбу...

- В закрывшиеся глаза не входит солнце, - отвечаю я старику,  -  но  мы распорем закрывшиеся глаза...

- Поляк закрыл мне глаза, - шепчет старик чуть слышно. - Поляк  -  злая собака.

Он берет еврея и вырывает ему бороду, - ах, пес! И вот  его  бьют,

злую собаку. Это замечательно, это революция! И  потом  тот,  который  бил

поляка, говорит мне: "Отдай на учет твой граммофон, Гедали..." - "Я  люблю

музыку, пани", - отвечаю я революции. - "Ты  не  знаешь,  что  ты  любишь,

Гедали, я стрелять в тебя буду, тогда ты это  узнаешь,  и  я  не  могу  не стрелять, потому что я - революция..."

- Она не может не стрелять, Гедали, - говорю я старику,  -  потому  что она - революция...

- Но поляк стрелял, мой ласковый пан, потому что он  -  контрреволюция.

Вы  стреляете  потому,  что  вы  -  революция.  А  революция  -   это   же удовольствие.

И удовольствие не любит в доме сирот.  Хорошие  дела  делает хороший человек.

Революция - это хорошее дело хороших  людей.  Но  хорошие люди не убивают.

Значит, революцию делают злые люди. Но поляки  тоже  злые люди.

Кто же скажет Гедали, где революция и  где  контрреволюция? 

Я  учил когда-то талмуд, я люблю комментарии Раше и книги Маймонида.

И еще  другие понимающие люди есть в Житомире. И вот мы все, ученые люди, мы  падаем  на

лицо и кричим на-голос: горе нам, где сладкая революция?..”


Еврейские купцы, надеясь на то, что Белому движению удастся восстановить былую власть и сохранить неприкосновенность частной собственности, оказывали ему значительную материальную поддержку. Так, например, известный донской предприниматель Абрам Альперин в декабре 1917 дал 800 тысяч  руб. на формирование антибольшевистских казачьих отрядов. Другой ростовский купец-еврей выделил 200 тысяч руб., что вместе с другими пожертвованиями помогло спасти Добровольческую Армию на Дону от самороспуска. И таких примеров было немало. Некоторые еврейские общины собирали деньги в помощь Белому движению.

 

Известно, что в царской армии евреи могли претендовать на офицерские звания, лишь перейдя в другую веру. Однако Февральская буржуазная революция открыла евреям доступ в офицерские училища, школы прапорщиков и другие, ранее недоступные, учебные заведения. Летом 1917 года состоялся ускоренный выпуск офицерских училищ. Новоиспеченные офицеры-евреи, незначительное число евреев – рядовых солдат, призванных еще в Первую Мировую и продолжавших сражаться за Отечество, а также евреи-добровольцы вошли в состав Белой Гвардии и даже казачьих формирований. Так, интересен факт, что евреи-юнкера участвовали в защите Зимнего дворца, а также в юнкерском восстании.  35 из них погибли и были похоронены на еврейском кладбище Петрограда.

 

Но антибольшевистское движение, не брезгуя еврейскими деньгами, мягко говоря, не жаловало  самих евреев и всячески вытесняло их из своих рядов. Контрреволюционная пропаганда подогревала юдофобские настроения как среди солдат Белой армии, так и среди гражданского населения. Высшее руководство белогвардейства пыталось бороться с антисемитскими настроениями в армии, но их нерешительные действия практически не помогали. А на более жесткие меры  они не были готовы - дабы не потерять доверие и расположение войск. Все это привело к тому, что многие евреи–офицеры и прапорщики были переведены на хозяйственные должности и фактически изолированы. А затем и вовсе демобилизованы.



 

Из записи беседы представителей Екатеринославской, Харковской, Ростовской и Таганрогской еврейских общин с заместителем Верховного правителя России генералом А.И. Деникиным о предотвращении погромов, совершаемых Добровольческой армией 8 августа 1919 г.:


Ген. Деникин: «Я не должен Вас уверять ни в любви к евреям, ни во вражде к ним; вообще смешно подходить к этому вопросу с такой точки зрения государственной целесообразности и человечности. По вопросу об отношении командного состава к евреям я боролся и впредь буду бороться с этим грустным явлением, но положение таково, что бороться трудно. Только медленно я старался и стараюсь возможно ослабить его остроту. Но устранить его совершенно я не в состоянии. Командный состав на свой страх и риск, по собственному почину, отдавал распоряжения об отправке евреев-офицеров в отдельные батальоны. Я сделал даже замечание ген. Май-Маевскому. Формально он на это не имел права, но внутренне я сознавал, что иначе он поступить не мог. И в конце концов я лично отдал приказ об отчислении евреев-офицеров в резерв. Должен отметить, что из Армавира, куда направлены были некоторые евреи-офицеры, приходят уже жалобы и заявления о нежелании иметь их в своей среде. Но это уладится. Другого выхода я не вижу. Это необходимо прежде всего во избежание крупных неприятностей для самих евреев, для которых жизнь в офицерской среде была бы нестерпима. А теперь я обращаюсь к вам: "Укажите мне более подходящий способ для решения этого вопроса"».



1 2 3