А ЧУДЕСА БЫВАЮТ…



В Австралии в городке Эмеральд в 60 километрах от Мельбурна на склоне холма, весь утопая в зелени акации и эвкалиптов, стоит аккуратный деревянный домик, открытая терраса которого выходит на такой же аккуратный садик. Частенько туда захаживают  кенгуру полакомиться сочными листьями кустарников, а разноцветные экзотические птички, облюбовавшие спускающиеся вниз лианы, радостно щебечут и, ничего не опасаясь, дают себя разглядеть. На террасе в раттановом кресле покачивается хозяин дома и настраивает только что сделанную им гитару – это Франк, четвероюродный брат моей мамы…


А началась эта история, которую я хочу рассказать, давным-давно в Англии, куда в конце 19 века уехали прадед Франка со своей семьёй. Будучи маленьким, Франк любил перебирать старые фотографии, которые хранились в большой коробке, от них веяло стариной и неизведанностью, пробуждая в ребенке любопытство, а мать часто рассказывала сыну, кто на них изображен. На самом дне коробки лежали фотографии, запечатлённые на которых люди были не знакомы женщине, но, понимая что они были привезены с далёкой Родины её предками и когда-то были им дороги, она продолжала их бережно хранить.


Шли годы, семья переехала в Южную Африку, Франк вырос, женился, много путешествовал и, наконец, осел в райском уголке, с которого я и начала свой рассказ.


Выйдя на пенсию Франк начал серьёзно интересоваться своим происхождение и генеалогия стала занимать многое часы его свободного времени. Именно тогда он вспомнил о коробке с фотографиями столетней давности, так и хранившейся в его доме. Многие из лиц на этих фото были близкие и родные, многие уже в процессе поиска воскресили образы его предков, но были и те, которые так и оставались неизвестными. Среди них были две групповые фото, казалось, что на обеих изображена одна и та же семья, но с разницей в десяток лет: круглолиций бородач в длинном сюртуке и сильно располневшая грузная дама в  окружении своих детей.




На обороте одной из карточек были надписи на незнакомом языке, кем-то заботливо обведенные, дабы сохранить их от выцветания.




В первое время нашего знакомства мы с Франком часто обменивались имеющейся у нас информацией. В надежде, что я смогу узнать людей на этих фотографиях, Франк подослал  мне и эти два снимка, но лица оказались мне не знакомы. Через некоторое время нам помогли перевести надписи на обороте одной из карточек. Тойбеле, Элимелех, Барух, Маня, Рива-Ента, Иче с женой Ривой – это были написанные на идиш имена изображённых на ней людей, но мы всё равно не могли понять, кем они приходятся нам с Франком. Фотографии были снова отложены с надеждой, что когда-нибудь новая информация поможет разгадать тайну запечатленных на ней людей. Вернулись к ним спустя полтора года при обстоятельствах, которые не иначе, как чудесами, назвать нельзя…




Очередной раз разбирая переписку столетней давности, сохранившуюся в наших семьях, переписку между уехавшими в Англию и оставшимися на Родине родственниками, я обнаружила в одном из писем, написанных на идиш, приписку на русском: « Прилуки. Элке Бейс» Тут же вспомнился хранящийся у нас бланк почтового перевода тоже в Прилуки некоему Ш. Бейс. Уехавшие в Англию родственники отправляли ему деньги в 1925 году, т.е. спустя 30 лет после того, как покинули Россию. Подобное обстоятельство могло свидетельствовать  о том, что они состояли в родстве с семьёй Бейс, и, скорее всего, близком, но кто они и кем приходятся мы ничего не знаем.


Подстёгнутая любопытством я стала искать эту семью по разным базам. На сайте Яд Вашем нашлось несколько человек с такой фамилией, среди них три молодых человека из Прилук: Мейлах, Борох и Ицык.  У всех троих мать Эля, а отец Шолом. Молодые люди явно были братьями. Какое-то внутреннее чувство подсказывало, что их мать Эля и есть Элка Бейс, письмо которой храниться в нашей семье, а их отец Шолом и есть человек получавший перевод в Прилуках. Весь вечер я находилась под впечатлением и сопереживанием этой семье, потерявшей во время войны сразу трёх сыновей. Долго не могла заснуть, прокручивая в голове всю новую  информацию и размышляя, что мне делать с этой находкой дальше. Неожиданно для себя я поняла, что в таком сочетании имена сыновей Бейс я уже встречала на фотографии когда-то присланной Франком и у меня появилась призрачная надежда, что семья, запечатленная на старинной карточке, и есть семья Бейс. На утро я встала с уверенностью, что мне необходимо разыскать женщину, подписавшую листы свидетельских показаний на Яд Вашем. К счастью её фамилия оказалась довольно редкой и по первому из трёх найденных телефонов я до неё дозвонилась. Это была пожилая дама, буквально вчера похоронившая мужа. Мои неожиданные вопросы хоть немного отвлекали её от печальных мыслей, и она охотно на них отвечала. Однако, кроме информации, которую я уже знала из листов свидетельских показаний, ничего нового она вспомнить не могла и о моей семье, семье Янпольских, ничего никогда не слышала. Последней моей надеждой оставалась фотография. Я объяснила женщине, что в нашей семье есть неопознанная групповая фото и имена на обороте очень похожи на имена в её семье, попросила женщину посмотреть на эту карточку. Она согласилась. Её сын продиктовал мне адрес своей электронной почты, и мы попрощались. В тот же день я выслала ей оба снимка. Каково же было  моё удивление, когда на следующее утро со мной на связь вышли пять человек, все они потомки разных детей Бейс. На полученных от меня фото женщина узнала всю свою семью и разослала снимки всей своей родне. Удивлённые и растроганные таким неожиданным подарком из прошлого потомки с воодушевлением принялись вспоминать имена, родственные связи и подробности жизни людей, изображенных на этих старинных фото. Маленькая девочка Ента, сидящая на одной из фотографий на руках у матери, оказалась ещё жива и, не смотря на свой очень почтенный возраст, прекрасно помнит идиш. Она перевела письма, написанные её бабушкой Элкой, и именно они помогли понять, кем приходились нашим далёким предкам Элка, Шолом и их многочисленные дети.


В Тель-Авиве и маленьких городках в его окрестностях, на омываемых тремя морями Святых землях Израиля, наслаждаясь сочетанием богатейшей зелени с песками пустыни, живут несколько семей, ставшие за последнее время близкими нам и родными – это потомки Элки Бейс, родной сестры дедушки Франка, знакомству с которыми мы обязаны двум старинным фотографиям, донесшим до нас удивительные мгновения загадочного прошлого…



Вера Назарова

Москва, Россия


назад...