"Воспоминания о России. Знакомство и сватовство." Эмма Нельсон



Перевод Евгении Свержинской


Мальчики начали меня беспокоить с 16-ти лет. Их было несколько, и все были недостаточно хороши для моего отца.

Один из них как-то был в командировке по бизнесу и остановился у нас, хотел остаться на ночь. Он жил не очень далеко от нас. Еще раньше он попросил одного из моих дядей быть сватом и узнать, может ли он меня взять в жены. Затем он пришел сам. Он хотел остаться на ночь.

Это было очень мило, я должна сказать. Он у нас пообедал. Он приехал летом, в июле. И мы с ним говорили. 2 часа ночи, 3 часа. В конце концов, он сделал предложение и спросил моего разрешения. Моего отца дома не было, но мать была дома и все слышала.

Короче говоря, мы проговорили до рассвета. А на рассвете за ним приехали (он нанял крестьянина с лошадью и телегой), ему надо было уезжать домой. Перед отъездом он сказал, что хочет знать, чего ему ожидать от меня. Я должна сказать ему. Он меня сильно любит. Какое мое мнение? Что я скажу - «да» или «нет»? И это был очень трудный вопрос для меня. Я была наивная и молодая. Очень молодая. Я сказал ему, что дам ему знать. Мне нужно время, я не могу ответить сразу. Надо подумать. Я не сказала «нет».

Когда я написала об этом  моему отцу, что так и так, этот парень меня любит, он мне написал в ответ, что я должна сказать «нет». Однажды этот парень был пассажиром на пароходе, где ехал мой отец. И он заказал еду, там был буфет. На пароходе был первый, второй  и третий классы. Так этот парень пошел и взял билет во второй класс, а затем он попросил официанта принести ему еду как первый класс. Мой отец знал об этом, это ему не понравилось. Так что, он не хочет, чтоб этот человек женился на мне.

Так все и кончилось.

 

Был еще один, как раз перед тем, как я уехала в Америку... И это заставило меня уехать.

Этот парень был очень красивый молодой человек. У него был бизнес в большом городе. И там стояли войска. Мой отец сказал свату, что у него есть очень хорошая девушка, и ей надо найти очень хорошего парня. «Я должен найти моей девочке очень хорошего парня».

Короче, я не знаю, сколько времени это заняло. Он пришел к моему отцу и сказал, что у него есть кто-то, кто будет очень хорош для него и для его дочери.

Когда я писала письма, мой отец обычно читал их свату. Так что он всегда имел представление обо мне. Я очень хорошо писала. У меня были свои мысли. Я писала отцу письма на идиш и на иврите. Я была кем-то, нет, я имею в виду, твоя бабушка кое-что знала. Когда я была девочкой, я училась сама. И я очень хорошо писала. Мой брат, тот, который был бизнесменом, не знал, как написать письмо, он обычно приходил ко мне.

Отец притворился покупателем и пошел вначале посмотреть на парня сам. И он купил что-то. У того был магазин канцтоваров. Это было в армии, солдаты стояли там. Так что, у него продавалось питье и журналы, как в Америке. Он купил что-то. И у него был также адрес его отца, а у отца был ресторан.

Он был очень красивый парень. Откуда я знаю? Я видела его.

Мой отец пошел по адресу к его отцу. И увидел вывеску, на которой была нарисована корова. Это убило моего отца. Это означало, что у него была молочная, а молочная означала... для моего отца это был очень низкий стандарт, т.е семья очень низкого происхождения. Поколения людей верили в это. Мы всегда говорили, что яблоко недалеко падает от яблони. Хотя это не всегда так. Дерево может быть хорошим и иногда яблоко тоже.

Но это то, во что они верили и что они хотели. Это было всем для них. Образование и происхождение – эти две вещи. Деньги – никогда. Ни у кого не было денег в Европе. Кто имел деньги?

Деньги должен был дать отец дочери, чтобы купить ей мужа. Мне не нравилась эта идея. Я была уже более широкомыслящей. Короче, сват настоял, что я должна увидеть этого парня. Отец, после того, как он побывал в доме его отца, сказал мне: "Это может быть очень практично для тебя, но это моя боль в сердце. Что у моей первой дочки тестем будет человек, у которого корова на вывеске. Когда я увидел корову, у меня заболело сердце."

Я не знала парня еще, я его еще не видела. Они настояли на встрече, и мы договорились встретиться посередине пути. Это было не очень далеко. У него заняло 4 часа, а я приехала с другой стороны на пароходе. У нас была гостиница, снятая заранее. Мы знали, когда приедет сват. Я помню первые слова парня, которые он сказал, когда мы сошли с парохода: «Кто-то хочет поженить нас, кто-то настаивает, чтоб нас поженить». Что я могла сказать, я только улыбалась и ничего не говорила.

«Кто-то хочет нас поженить». Сват.

Он приехал один, а я приехала с родителями, отцом и матерью. И затем мы прогулялись одни. Мы переночевали в гостинице, а на следующее утро приехал сват. Он спросил у моего отца, что он думает. Парень хочет знать, и он (сват) хочет знать. И отец, прежде чем ответить, спросил его: «Что парень говорит?»

«Парень говорит, что если вы ему дадите столько-то, он подпишет контракт.» 

Затем отец пришел спросить меня. Я ничего не могла сказать. Я его знаю только несколько часов. Я сказала, что я считаю замужество очень важным шагом, и я должна подумать, и мы должны узнать друг друга, чтобы ответить на такой вопрос. Я ничего не могу сказать сейчас. И это все, что я ему сказала.

И я решила уже тогда – больше этого не будет. Я больше не хочу.

Моему отцу не нравится происхождение. И чтобы выдать меня замуж, нужны были деньги и приданое, сделать свадьбу. Все это стоило больших денег, и в России тоже. Это означает, что он не сможет купить дом. Еврей не мог купить дом на свое имя, только через кого-то нееврея.

И я решила, что я не должна оставить родителей без денег.

В то время была война России с Японией. Я выйду замуж, а его призовут в армию на войну. Я останусь одна... Я не хочу этого. И я не собираюсь выходить замуж прямо сейчас. Чтобы выйти замуж и остаться солдаткой (женой солдата), да может еще и с ребенком... Мне было около 20 лет тогда.

И я слышу, что мои друзья едут в Америку. Это было моим спасением. Мой отец не хотел, чтобы я уезжала. Мне было очень, очень трудно. Он не хотел давать мне деньги, а без денег я не могла уехать.