ОТ ГЛУХОВА ДО ЭРМИТАЖА



Адлер, Эзерский, Шапорин, Любомирский, Соркин…  Одним их первых в когорте этих замечательных глуховских фотографов был Ошер Абрамович Перский. Расцвет его профессиональной деятельности пришелся на начало 90-х годов 19 века. Именно в эти годы сделаны дошедшие до нас его фотоработы, с необыкновенным искусством запечатлевшие его современников. Именно к нему в ателье, сначала на Б. Московско-Киевскую улицу в дом Красовицкого, а позднее на Квасниковскую в дом Бурновской, приходили желающие сделать высокохудожественные визитные и кабинетные фото. Оборотные стороны бланков его фотографий не были украшены обилием медалей и регалий, но уровень мастерства и талант, с которым были выполнены фотографии, привлекали глуховчан.







Талант унаследовали и его потомки. Детей у Ошера Абрамовича было пятеро. Один из сыновей, Рувим Осипович Перский, стал продолжателем династии. До революции работал фотографом в Серединой-Буде. Основную часть своей жизни прожил в Севске вместе с супругой, зубным врачом, Хьеной Хаимовной Янпольской, которая подарила ему двоих сыновей – Израиля и Бориса. Мальчики были слабы здоровьем, и во взрослую жизнь было суждено вступить только Израилю. Он хорошо учился, любил рисовать и без труда поступил в Петроградский инженерно-технический институт, который окончил инженером-архитектором. Но жизнь внесла свои коррективы. Он стал преподавателем в школе, женился и перед самой войной у него родились дочери София и Елена. В 1941 году во время эвакуации из Воронежа в холодном вагоне не стало восьмимесячной Елены. Сам Израиль воевал, был тяжело ранен, после чего демобилизован и направлен в тыл, преподавателем в пензенскую школу, где и умер в 1943 году. Его дочь София живет в Санкт-Петербурге.





Не обошла война и семью второго сына Ошера Абрамовича – Давида. Его сын Борис пропал без вести в мае 1943 года.

По-разному сложились судьбы дочерей Ошера Абрамовича. Келя Осиповна Перская жила вместе с братом Давидом в Дмитриеве, затем переехала к сестре Соне в Ленинград, где и скончалась в 1959 году. Детей у неё не было.

Самая младшая из сестер, Мери-Лея, закончила в 1902 году глуховскую гимназию, выучилась повивальному ремеслу и, переехав в Петербург, работала акушеркой. Дальнейшая её судьба не известна.

Старшая из сестер, София Осиповна, вышла замуж за глуховчанина, недавно окончившего учебу, - земского врача Исаака Абрамовича Русакова. Почти сразу молодая семья перебралась в Севск, где в 1898 году родился их первенец Александр, а когда мальчику было 3 года, чета  Русаковых перебралась в Петербург и обосновалась на Большом проспекте. Исаак Абрамович работал врачом, что позволяло содержать жену и двоих сыновей. Старший сын, Александр, начал заниматься живописью, вначале брал уроки, затем посещал частную школу и завершил обучение в Академии художеств. Вероятно, именно там он познакомился со своей будущей женой художницей Татьяной Исидоровной Купервассер, которая в 1926 году родила ему сына Юрия. В это же время Александр Исаакович принял участие в учреждении объединения «Круг художников», впоследствии был участником всех выставок объединения. С 1932 г. - член Ленинградского объединения Союза художников.



Монтер. 1928 г.


Первые же работы Русакова обнаружили редкий дар колориста; не менее очевидна ориентация на французскую школу (П. Сезанн, А. Матисс, А. Марке). В ранний период творчества он обращается к тематической картине, пишет большие холсты с фигурами в полный рост ("Женщина с коляской", 1927; "Монтер", 1928), но эти опыты не получили дальнейшего развития. Пейзаж, портрет, натюрморт - вот излюбленные жанры художника. Он ограничивается близким миром, будь то круг родных и друзей, окрестность мастерской или предметы, что всегда под рукой ("Женщина с курицей", 1930; "Портрет сына", ок. 1933; пейзажи Петроградской стороны 1930-х гг.). В сущности, единственным жанром, к которому тяготел Русаков, был жанр живописной лирики. В годы войны художник оставался в Ленинграде, продолжал работать и экспонировался на блокадной выставке 1943 г. Блокадные пейзажи принадлежат к числу лучших его произведений.





А.И. Русаков. Автопортрет. 1922г.

Портрет с голубой лентой. 1921 г. (Т.И. Купервассер)

      Портрет сына художника.        1936 г.


В поздний период творчества Русаков обратился к темпере, достигнув исключительной ясности и точности изобразительного языка ("Натюрморт со скульптурой Донателло", "Шхуна. Синяя Нева", серия пейзажей Карельского перешейка, все 1950-51). Первая персональная выставка художника состоялась в 1957 г., после его смерти.



Блокадный пейзаж. 1943 г.


Произведения Русакова находятся во многих музейных и частных собраниях, среди них Государственный Русский музей, Государственная Третьяковская галерея, Саратовский государственный художественный музей им. А. Н. Радищева, Одесский художественный музей и другие.

Сын Александра Исааковича, Юрий, под влиянием образа жизни и профессии родителей, окончил искусствоведческий факультет Академии художеств. Работал в Русском музее, в издательстве «Искусство», а с 1955 года в Государственном Эрмитаже. С 1957 года   член Союза художников СССР. Работая в Эрмитаже, Ю.А. Русаков занимается  русским искусством. Монографию, защищенную в 1966 году как кандидатская диссертация, он посвятил творчеству Д.И. Митрохина. Еще одним постоянным сюжетом из "русской тематики" для Юрия Александровича было творчество друзей его родителей - "круговцев" - В.А. Пакулина, П.А. Осолодкова, Г.М. Неменовой. Но, пожалуй, главная русская тема для Юрия Александровича - искусство К.С. Петрова-Водкина. В молодости Русаков вместе со своей супругой Аллой Александровной помогал вдове художника подготовить к передаче в Русский музей графическое наследие мастера. В 1970 году вышла в свет автобиографическая проза художника, подготовленная Ю. А. Русаковым; в 1975-м он выпустил монографию, ставшую позднее основой для издания "Кузьма Петров-Водкин. Живопись. Графика. Театрально-декорационное искусство" (1986); в 1978 году составил альбом его рисунков. К 100-летию Петрова-Водкина Ю.А. Русаков опубликовал концептуальную статью о тематической картине в творчестве мастера.
Еще более насыщенной была творческая жизнь Юрия Александровича Русакова в Эрмитаже. Выставки, подготовленные Юрием Александровичем, отличались намеренной широтой в демонстрации коллекции - "От Калло до Тулуз-Лотрека" (1960), "Сто офортов XV-XIX веков" (1964). Более всего в эрмитажном собрании его привлекала французская гравюра и литография конца XIX-XX столетий. На этом материале Ю.А. Русаков создал несколько выставок, для каталогов которых он сам создавал макеты. В начале 1960-х годов с Эрмитажем устанавливает контакты Лидия Николаевна Делекторская, на протяжении многих лет друг и секретарь выдающегося французского художника XX столетия Анри Матисса, самой большой любви Русакова в мире искусства (ему ученый посвятил много выставок и исследований). В музей начинают поступать великолепные иллюстрированные мастером книги, так в Эрмитаже было положено начало собиранию французской livre d'art XX века. Это собрание в настоящее время отличается редкой полнотой, что является, в первую очередь, заслугой Ю.А. Русакова. На протяжении 1970-1980-х годов в музей поступают книги, иллюстрированные Боннаром, Пикассо, Браком, Дюфи, Миро, Майолем... Юрий Александрович уделял большое внимание этой абсолютно неразработанной теме и успел полностью закончить монографию, посвященную французской livre d'art.

Сейчас в Санкт-Петербурге живет его сын Александр и внучка Татьяна, которая тоже окончила искусствоведческий факультет Академии художеств и наследственно продолжает творческую линию своих знаменитых предков. Такая же талантливая и влюбленная в свое дело, как 120 лет назад её прапрапрадед Ошер Абрамович Перский. А любовь к фотографии незримо сопровождала все поколения этой семьи…



Вера Назарова

Москва, Россия


Использованные материалы

назад