МОИ ТОВАРИЩИ ДЕТСКОЙ ПОРЫ И ЮНОСТИ



В возрасте до 8 лет моими товарищами были Исаак Брашинский (проживающий ныне в Москве), Арон Дашевский, Зяма Эпштейн, Зяма Лундин (погиб в отеч. Войну, врач), Сашук-татарин, сосед, Селик Гиммельман, Лева Мельников, Ш. Закурский, Рита и Муся Хорович, Лева Файбисович.


В юношеские годы моими друзьями были Зуня Тритуз (пианист), Миша Михеев (пианист), Шура Мухин (скрипач) Костя Москвин (скипач), Саша Дорохов (виолончелист), Сергей Солодовников (студент).


У Шуры Мухина (сосед) была лодка рыбацкого типа с 2мя парусами. Мы часто ездили за-Волгу, на Горелый ерик, где жили 2-3 дня, ловили рыбу и жили в шалаше. Одно время, в летние каникулы, мы собирались у Мухиных на веранде и играли в “подкидного” вшестером: Шура, его отец Петр Данилович, их сосед Зиновий Иванович Синицын (шеф-повар гостиницы люкс), Сергей Солодовников, я и ещё один студент Жора Черединин. Играли мы подолгу – до1-2 ночи, с азартом, и вели “книгу текущего счета дураков, проигрыши каждого. Петр Данилович Мухин, по профессии счетовод, был общительным и обаятельным человеком. Его жена Мария Яковлевна, болезненная женщина, служила билетером в кинотеатре “Призыв”, находящимся за Царицей.


С Костей Москвиным я познакомился в музыкальном училище Мы оба учились по классу скрипки у А.З.Шульгина. Костя жил на Херсонской улице в ветхом деревянном домике родителей. Здесь мы собирались и играли в составе: я – первая скрипка, Костя – вторая скрипка, Воскресенский – альт и В.А.Репников (брат купца-мануфакиуриста) –виолончель. За пультом второй скрипки часто сидел также Михаил Алексеевич Яковлев – удивительно мирное и приятное существо без определённых занятий и заработков.


Часто я приходил к Косте на работу в Полиграфпром, где Костя работал гравером. Я с восхищением наблюдал за его работой высокого класса.


 

 

* на Балахнинской улице в домовладении Татаркина.

Из этого периода запомнилось только, что под нами, в нижнем этаже проживала многочисленная семья Б.И.Мельникова, у которого, к несчастью семьи, умерла жена и Борис Ильич вынужден был ввести новую хозяйку, которую привез из родных мест Белоруссии.

Из семьи домовладельца я запомнил его младшего сына Васю. Вскоре наша семья, состоявшая из 7 человек — родителей, брата отца  и четверых детей — переехала на соседнюю [улицу].



назад