ИСТОРИЯ МЕЛИТОПОЛЬСКОЙ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ



Мелитополь расположен в Юго-Восточной Украине, имеет координаты 46°50'41'' с.ш. и 35°21'50'' в.д., средняя высота над уровнем моря составляет 36 м.



Город (с 1842 г.) образован на месте Новоалександровской слободы на берегу небольшой реки Молочной, впадающей в одноимённый лиман Азовского моря. Мелитопольский уезд, один из трёх северных, материковых уездов Таврической губернии, был создан ещё раньше, и первоначально его центром был Орехов. Уезд закрывал с севера перешейки, ведущие к Крыму, и город иногда называли  «воротами в Крым».



Заселение края евреями шло параллельно с его заселением вообще. Часть прибывающих была ориентирована на сотрудничество с властями и латифундистами – купцы брали подряды на снабжение армии, на обустройство и содержание почтовых станций и переправ, строительство дорог. Их сопровождали приказчики, шорники, кузнецы и другая обслуга, мелкие торговцы. Владельцы крупных поместий приглашали евреев на роль управляющих имениями, организаторов сбыта и переработки сельхозпродукции и т.д. В уезде в 1831 г. были даже специально организованы два «владельческих местечка» – Васильево (потом Васильевка) и Благовещенское. При этом в Васильевке здание для еврейской молитвенной школы было выстроено помещиком Поповым за собственный счёт, и еврейское общество потом выкупило его в рассрочку.




Мелитополь дореволюционный. Мариинский проспект – ныне нижняя часть ул. Свердлова. Видны магазины евреев Неймера и Столяра



Мелкие торговцы, кустари-ремесленники и владельцы мельниц, маслобоен, и т.д., обслуживали запросы быстро растущего городского и сельского населения уезда. Приезжали они в основном из северных областей Украины, частично – из Волыни и Бессарабии, частично даже из-за рубежа. Параллельно этому правительство организовало по соседству – в Херсонской и Екатеринославской губерниях – еврейские сельскохозяйственные колонии, куда прибыло довольно значительное число евреев из Белоруссии и Прибалтики. Многие из них, а особенно – из их потомков потом прекратили работу на земле и пополнили еврейское население Мелитополя и уезда.






В городе и уезде также селились семьи демобилизованных по разным причинам и даже находящихся на военной службе солдат-евреев.


Многонациональный характер края привёл к тому, что в Мелитополе помимо еврейской общины были довольно крупные немецкая, караимская и армянская общины; представители последней несколько раз избирались в городское руководство. Возможно, это сказалось на том, что межнациональные трения в Мелитополе были в значительной степени ослаблены.


Общее число евреев в 1838 г., ещё в слободе, составляло 128 человек – 3% от общей численности жителей. В дальнейшем оно быстро росло как в абсолютном, так и в относительном исчислении. Важными факторами стали Крымская война, строительство железной дороги, начало массового экспорта зерна, погромы 1881 г. в близлежащих местностях и выселения евреев из сёл по закону 1882 г. Из-за двух последних обстоятельств еврейское население Мелитополя между 1881 и 1886 годом выросло с 1387 до 3093 человек (с 13,7 до 22,6%), а к 1897 г. достигло 6503 человек (~42,4%).






Евреи-торговцы и подрядчики играли существенную роль в экономике города, причём до издания дискриминирующих постановлений довольно много их было в органе местной власти – городской думе. Так, в 1873 г. туда избрали Абрама Хотинского и его сына Моисея, Самуила Зайденера, Моисея Натанзона, Вениамина Вульфовича Топерверха и др. Основной схемой экспорта поначалу была концентрация вывозимого хлеба вдоль железной дороги, в том числе в Мелитополе, и перемещение его к портам южного Крыма. Возникла характерная связка Мелитополь-Феодосия. Однако вскоре сложились более экономичные маршруты – через порты Азовского моря (Бердянск, Геническ, Цареводаровку), черноморский порт Хорлы и т.д. В связи с этим Мелитополь пережил первый в своей истории кризис, разоривший многих мукомолов и заставивший переместиться часть торговцев. К 1904 г. доля евреев в городе составляла уже 30%, причём резко усилилась их эмиграция в Аргентину, США и Харбин.




Заферман Израиль Давидович, 1911 г.



В это время в России вообще и в Мелитополе в частности активно шла «первая индустриализация». Возникали заводы, в том числе и с участием еврейского капитала. В Мелитополе появились заводы сельхозмашиностроения Либермана и Коршунова, а позднее Зафермана (один – Израиля Давидовича, чуть позже – другой, его брата Абрама), многочисленные мастерские (Горелика, Леккера, Шлепа, Гольденберга и др.). Возникали и «очаги прогресса»: типографии (Либермана, Лифшица, Лемперта), фотоателье (Зинковского, Киватицкого, Лиознова), книжные магазины (Розенштейна, Лесмана, Лифшица, Бахраха)...


Первое здание синагоги было построено в Мелитополе в 1850-х годах, первым казённым раввином стал выходец из Гродно Гирш Ицкович Любич. После его трёхлетней каденции последовала некоторая неопределённость, затем евреев города и уезда присоединили к Бердянскому раввинату, а в Мелитополе обретался помощник бердянского раввина Берко Абрамович Рогальский, выходец из известной феодосийской купеческой семьи. В 1881 г. Мелитополь имел уже собственного казённого («общественного») раввина – им был Иде-Лейб Хацкелевич Мочан.  В 1896 г. мелитопольским раввином утвердили минского мещанина Бецалеля-Александра Соломоновича Брагина, высокообразованного человека и идейного сиониста. Он прибыл в Мелитополь прямиком из Берлина. Однако  в 1904 г. его вынудили оставить пост. Брагин переместился в Екатеринослав, оставив в Мелитополе своё книжное собрание, которое легло в основу крупной библиотеки Общества пособия бедным евреям Мелитополя (ОПБЕМ).  Зато другой мелитополец, Самуил Яковлевич Зайденер, который много лет был «учёным» местной общины, увёз с собой в Екатеринослав своё собрание еврейских книг, и оно составило львиную долю библиотеки тамошней хоральной синагоги при её открытии.






Брагина сменил Соломон Борисович Розенберг. Он начинал в Таврии, потом был казённым раввином Акмолинской области и её «столицы» Омска. В Мелитополе он вёл метрические книги общины до конца 1920 г., во время всех войн и революций начала века.


Духовным раввином города перед Первой мировой войной был Мордухай Хаимович Рабинович.


В дополнение к синагоге в городе были построены молитвенный дом «Бейт-Иаков» и Ремесленный («Второй») молитвенный дом. Этого было явно недостаточно, и перед осенним периодом праздников в губернию летели просьбы разрешить коллективные моления в частных еврейских или же специально нанятых домах. Дозволения обычно выдавали, но не всем.



С.Б. Розенберг



Система еврейского образования включала, как обычно, хедеры и талмуд-тору. Правда, возникли и  промежуточные по размерам контингента учебные заведения – инициаторами были Герш Кублановский (для мальчиков) и Розалия Гохфан (для девочек). При Брагине организовали субботние школы для взрослых – своеобразный ликбез. Вообще же, евреи Мелитополя были в значительной степени ассимилированы, наряду с идишем широко использовали русский язык и образование стремились получать именно на русском языке. Еврейская молодёжь активно участвовала в общественной жизни и примыкала, как правило, к общероссийским прогрессивным партиям. Из Мелитополя происходят известные народники Александр Хотинский, Бетя Каминская, Наталья Осиповна Коган-Бернштейн, Раиса Шмидова-Клюге. Мелитопольцы Матвей Аронов и Григорий Кипен входили  в руководство Крымского союза РСДРП.


Основными еврейскими организациями Мелитополя являлись собственно община и упомянутое выше ОПБЕМ. Возглавляли общину, как правило, купцы – сменяли друг друга, в частности, Абрам Хотинский, Вениамин Топерверх, Григорий Либерман. В 1902-1917 гг. во главе общины стоял инженер-технолог В.Б. Богуславский, совладелец пивоваренного завода.


ОПБЕМ было создано в 1898 г., и наиболее известным главой этой организации был провизор Григорий Моисеевич Райх. В системе ОПБЕМ действовали Еврейская дешёвая столовая, крупнейшая в уезде библиотека, богадельня. К ОПБЕМ примыкала еврейская больница.



Избиения мелитопольских евреев в январе 1907 г. Из газеты "Южные ведомости" (Симферополь) №28 6 февраля 1907 г.



Еврейское население Мелитополя продолжало уменьшаться примерно до 1910 года, когда оно составило 3610 человек. Основной причиной было резкое обострение антисемитизма в стране, активизация «Союза русского народа», разгул реакции после подавления революции 1905 года. В Мелитополе произошёл первый в России во время этой революции еврейский погром. Он обошёлся, к счастью, без смертельных исходов – сыграли роль и активное противодействие погромщикам местных властей, и действия самообороны, как организованной, так и стихийной. В ней объединилась в основном еврейская молодёжь, но значительным было участие неевреев, большей частью сторонников РСДРП. Эта партия (её меньшевистское крыло) была наиболее значительной революционной силой, действовавшей в городе в тот период. Позднее, под влиянием разочарования, произошёл сдвиг в сторону эсеров, а затем и анархо-коммунистов. Из среды мелитопольских евреев вербовались и эти последние: можно назвать Д.З. Козинца-Чалого, Пинхуса (Петра) Коропа и др. Из собственно еврейских организаций в Мелитополе в это время проявили себя две: «Союз за равноправие евреев» и СЕРП – социалистическая еврейская рабочая партия. Эта партия, как и Бунд, действовала в тесном контакте с РСДРП. Местное отделение «Союза за равноправие евреев» возглавили Давид Гофман и Яков Зевин, входил в него и раввин С.Б. Розенберг. В рамках организованной всероссийским «Союзом» акции подал в отставку кооптированный гласный городской думы «от евреев» В.Д. Коген. Эта акция имела целью добиться равноправного представительства евреев в думах, но царское правительство, подавив революцию, проигнорировало протест.


К 1912 г. евреев в Мелитополе снова стало больше – их число перевалило за 5000, и это составляло примерно 23% всего населения. Сказались и новый торговый кризис, из-за которого множество торговцев в сёлах потеряли работу, и новая кампания выдворения из сёл, и спад эмиграции в Харбин из-за разразившейся там эпидемии чумы.


В Первую мировую войну царское правительство вступило на пике своего антисемитского курса. Это странным образом сочеталось с тем, что по Мелитополю в первый военный призыв пошли 96 русских и 146 евреев, что И.Д. Заферман переключил свой завод на производство снарядов и мин, а обувная фабрика Волынских – на шитьё сапог для армии. Но неудачи на фронте надо было на кого-то свалить – и началось массовое выселение евреев из прифронтовых губерний. Этих выселенцев Мелитополь принял более 3000 человек, а ещё добавились «простые беженцы». В результате еврейская община города выросла более, чем вдвое; забота о расселении, питании, трудоустройстве новых поселенцев стала основным занятием её актива.


В такой обстановке город встретил Февральскую и Октябрьскую революции и гражданскую войну. Как уже сказано, евреев-большевиков в городе практически не было. Тем не менее, расклад сил в гражданскую войну  был таков, что основной путь еврейской молодёжи лежал в Красную Армию. Немногие крупные буржуа смогли эмигрировать на Запад, некоторые евреи, особенно среди прибывших из Польши, Белоруссии и Прибалтики, стали на путь сионистской эмиграции. В частности, Мелитополь считается одним из очагов зарождения движения Гехалуц. Остальных ждала военная судьба, и многие надолго связали свою судьбу с армией.





Мелитопольская молодёжь – евреи 1920-х годов. Слева направо Р. Лощинский, И. Гольдман, И. Гольденберг, В. Левенштейн



Во время гражданской войны евреи продолжали стекаться в город – в сёлах и колониях они подвергались грабежам и насилию. В результате, когда в конце 1920 г. город освободили от Врангеля, в Мелитополе было 55,6% евреев – несмотря на пережитую в начале 1920 г. эпидемию тифа. Власти предприняли «разгрузку» города, постаравшись отправить побольше беженцев по местам их прежнего проживания. Одновременно с этим в рамках политики военного коммунизма они осуществляли тотальные изъятия зерна у крестьянства, доведя чрезвычайно богатую хлебом Таврию до массового голода в 1921-1922 гг. Лишь переход к нэпу остановил вакханалию смертей. В результате «разгрузки» и голода количество евреев в городе упало с 13180 в 1921 г. до ~7300 в 1923 г. Потом оно несколько выросло за счёт оттока евреев из сёл и вплоть до 1941 года оставалось на уровне 8000 человек. Город меж тем рос и вдобавок присоединял пригороды, в результате доля евреев беспрерывно снижалась.


С введением системы загсов был ликвидирован институт казённых раввинов; вскоре запретили преподавание меламедам. Талмуд-тору преобразовали в еврейскую трудовую школу, но она вскоре отмерла, не выдержав конкуренции с резко выросшей сетью русскоязычного образования, несколько отягощенной украинизацией. Масса мелких торговцев и ремесленников во время нэпа стала объектом социальных преобразований: ремесленников старались объединить в артели, а потом в ходе индустриализации частично превратить в заводской пролетариат, торговцев доводили до деклассирования и толкали на занятия сельским хозяйством. В частности, в городе была организована сельхозартель «Горопашник», которая потом при содействии Агро-Джойнта перебазировалась в Саки, в Крым. Другое еврейское сельхозпоселение было создано в районе Чонгара, близ Геническа. В Мелитополе открылось местное отделение ОЗЕТ, которое занялось переселением евреев «на землю», а потом и в Биробиджан.



Мелитопольцы Яков Григорьевич, Полина Самойловна и их сын Михаил Поюровские. Евпатория, 1946. Я.Г. Поюровский (1894-1981) стал в Крыму председателем артели «Горопашник», переименованной вскоре в колхоз им. Сталина. После ареста по ложному доносу и освобождения (1936) он руководил колхозом «Политотделец», а после войны – колхозом «Красный Перекоп» близ Евпатории



Вместе с тем множество евреев-мелитопольцев активно участвовало в индустриализации родного города – и на руководящих постах, и в роли ударников и стахановцев. Очень большой в городе была доля евреев-врачей и фармацевтов.


К концу 1920-х годов в городе «по просьбе трудящихся» закрыли синагогу (а когда и как закрыли остальные молитвенные дома, до сих пор не удалось выяснить). Последними легальными (конечно, духовными) раввинами Мелитополя были Мордехай Крол и затем – Герш Вениаминович Маковский.


«Мелкобуржуазные» очаги еврейской культуры, в частности, общество «Маккаби» были закрыты ещё в начале 1920-х, те же, которые стояли на коммунистических позициях, сохранились до самой войны 1941 г., но хирели из-за массового отхода молодёжи от использования идиша. Школы, пионерские и комсомольские организации, созданные в городе Дворец пионеров, детская железная дорога массово вовлекали еврейскую молодёжь и воспитывали её в духе интернационализма и борьбы за светлое будущее.


Правда, в эти же предвоенные годы обнажилось лицемерие правящей верхушки страны и её несоответствие провозглашённым идеалам. В частности, пресловутые массовые репрессии затронули не только идейных врагов советского строя, но и искренних его приверженцев, позволявших себе «отклонения» или попросту оклеветанных. В разных уголках Советского Союза тогда погибли многие мелитопольские евреи-коммунисты, такие, как А.Ю. Абрамский, А.Д. Бендельстон, Я.С. Венгеров, Я.А. Вишневский и другие. Последовательно и без всякого смысла были уничтожены почти все евреи, вернувшиеся по призыву советского правительства из Харбина. Общее число репрессированных мелитопольцев-евреев составляет несколько сот человек.


А потом началась война…


Фашисты оккупировали Мелитополь уже в начале октября 1941 года. Промышленные предприятия города удалось эвакуировать. Оставшиеся по разным причинам в городе евреи были в короткое время уничтожены захватчиками во рву близ села Вознесенка. Поимённый список погибших к настоящему времени насчитывает более 530 человек и далеко не полон. К сожалению, пока были целы документы и живы свидетели, его не стали составлять. Можно предполагать, что в Мелитополе погибло тогда до 3000 евреев. Не исключено, что в этом же рву нашли смерть и свезённые из других мест жертвы.



Памятный знак на месте расстрела мелитопольских евреев, установленный в 1944 г. и потом уничтоженный



Остальные мелитопольские евреи, кроме стариков, детей и совсем уж немощных, ушли на фронт или трудились в тылу. Среди фронтовиков можно назвать, например, имена танкистов – Героя Советского Союза М.П. Кравца, генералов Л.Ю. Рабиновича и М.Я. Пронштейна  – и множество других. Один только список погибших на фронте евреев-мелитопольцев, тоже далеко не полный, содержит сейчас около 630 имён.



Один из фронтовиков-мелитопольцев – Семён Израилевич Слепп



Громадную роль сыграли евреи в послевоенном восстановлении и развитии города. Достаточно назвать имена таких руководителей предприятий как Л.И. Бобров, И.С. Герасун, Г.М. и М.М. Зильберглиты, И.И. Ушерович, Л.М. Хейфец, Л.Г. Шенкман и т.д. Однако очень скоро мелитопольские, как и вообще советские евреи прочувствовали пришедшую на смену декларируемому интернационализму «особую национальную политику», начавшуюся с расстрела Еврейского антифашистского комитета, продолженную борьбой с космополитами, а затем – с «врачами-вредителями». Замалчивались жертвы, понесённые еврейским народом в ходе Холокоста, принижалась его роль в революционном движении, в достижениях советской науки, техники, культуры, здравоохранения. Иногда создавалось и впечатление, что последовательная антиизраильская политика  СССР продиктована не столько интересами страны, сколько антисемитизмом части её руководителей.



Почётные граждане Мелитополя, производственники, ветераны войны Г.М. Зильберглит и Л.Я. Брустинов



Неудивительно, что ослабление запретов на эмиграцию после 1985 г., а затем и развал Советского Союза вызвали массовый отток евреев из города и страны.


Резкие изменения в жизни мелитопольских евреев начались в конце 1980-х, на излёте так называемой «перестройки». После провозглашения независимости Украины (1991) в ней началось создание национально-культурных обществ. Весной 1993 г. состоялось первое, организационное собрание мелитопольской еврейской общины.  Инициатором её возрождения стал Владимир Черняк, первым председателем – Яков Меренбах.  В начале следующего года в городе  уже действовала  иудейская религиозная община.


В 1994-95 гг.  в городе выходила газета «Слово» – орган Мелитопольского отделения Еврейского совета Украины.  В апреле 1995 г. община впервые провела митинг у места массовых расстрелов евреев в годы гитлеровской оккупации.  С тех пор такие митинги стали ежегодными. Позднее у общины появился свой интернет-сайт: mazaltopol.com.ua.


В числе первых шагов общины  была материальная помощь нуждающимся  евреям. Она состояла в основном в раздаче продовольственных наборов. В 1998 г. в городе открылся самостоятельный благотворительный фонд «Хэсед Вэлвэлэ», активно действующий и ныне. Он опекает евреев не только Мелитополя, но и близлежащих населенных пунктов (Бердянск, Приморск, Акимовка) и районов.  Под его патронатом находятся около 550 евреев (2002). Помимо  продовольственной помощи, они получают медикаменты, теплую одежду и т. п.


Община располагает комплексом сооружений, который включает бывшую синагогу и прилегающие здания.


В 2000  г. при благотворительном фонде открылся общинный центр «Ор Хадаш».  Сегодня в нём реализуются десятки культурных и образовательных программ. Здесь работают шаббатные группы,  «Женский клуб»,  клубы ветеранов, вышивки и вязания, изучения идиша, «Литературные гостиные».


При общине действуют вокальный ансамбль «Шалом», детская клезмерская группа «Штейтеле», танцевальный ансамбль «Мааян». Все эти художественные коллективы не раз получали награды разнообразные фестивалей и конкурсов.


С 2000 г. при фонде  ведется работа в рамках ряда образовательных проектов. Взрослые и дети изучают еврейские традиции, английский язык, работу на компьютерах, реализуется программа «Мазл Тов», посвящённая раннему развитию ребенка.


Религиозная община на шаббаты собирается в клубе. Встречи верующих иудеев проходят также в купленном для этого доме. На иудейские праздники сюда обычно приезжает и раввин Макеевки и Мелитополя.


В 2011 г. община начала сбор средств на реставрацию старого еврейского кладбища. Работы по его восстановлению уже начались.



Еврейское кладбище в Мелитополе. Восстановленная мацейва Рувима Борисовича Небылицкого (1883-1913), отца известного кинорежиссёра и оператора Б.Р. Небылицкого



Вообще же ситуация с кладбищами в городе такова: несколько кладбищ (старое кладбище в районе нынешней площади Победы и кладбище на ул. Воровского) уничтожены. Имеются три коллективных захоронения – упомянутое выше захоронение «во рву» (вне города) и братские кладбища на ул. Кирова и ул. Пионерской.



Фрагмент композиции на Братском кладбище (ул. Кирова)



Крупный старый кладбищенский комплекс расположен на Красной Горке. Он включает небольшое караимское кладбище, христианское кладбище с вкраплениями «иноверцев и атеистов», а также еврейское кладбище, которое фактически состоит из двух участков – один, практически полностью разрушенный, занят дореволюционными захоронениями, другой – захоронениями послевоенных лет (примерно до 1969 г.).


Наиболее крупным кладбищем в черте города является Семёновское, расположенное на Кизияре. Оно действует с 1962 г., подзахоронения на нём совершаются до сих пор. Там расположена основная масса еврейских могил. Часть из них обихожена, некоторые совершенно запущены вплоть до невозможности установить, кто именно похоронен.



Семёновское кладбище. Неизвестная еврейская могила



На довольно крупном кладбище в районе Нового Мелитополя еврейских могил практически нет. Ещё одно кладбище на пер. Бадигина (близ ул. Белякова) крайне запущено. Нам удалось обнаружить там семь могил (в том числе Абрама Вульфовича Байера и Елизаветы Абрамовны Герасун), но – со слов родственников – там должно находиться гораздо больше захоронений.


Большинство современных захоронений делается на так называемых Новом и Новейшем кладбищах, расположенных вне черты города, вблизи села Данилоивановки. Еврейских могил там много, но в процентном отношении гораздо меньше, чем на Семёновском, так как эти кладбища начали заполняться уже тогда, когда евреев в городе осталось мало.


Хотя захоронения на этих кладбищах довольно «молоды», многие из них вызывают тяжёлые раздумья – например, о том, что забота о ветеранах войны резко прекращается с момента их смерти. Достаточно посмотреть на могилу, например, военного медика Мины Брук.



Захоронение М.М. Брук (1918-2008) на Новом кладбище



Авторами составлены списки похороненных на Семёновском и Новом кладбищах Мелитополя. Эти списки включены в базу данных сайта «Еврейские Корни». На странице поиска http://j-roots.info/index.php?option=com_content&view=article&id=294&Itemid=294 Вы можете осуществить поиск интересующих Вас захоронений, причём имеется возможность сузить критерии и искать только кладбиша Мелитополя.



С.В.Воловник, В.Н.Кумок



Вместо заключения, или об авторах и их книге



Евреи Мелитополя сыграли чрезвычайно важную роль в судьбе города. Более того, из этой не очень крупной национальной общины вышло множество людей, которые стали известными в масштабах Украины, бывшего Советского Союза, некоторых зарубежных стран, куда заносила их эмигрантская судьба.  Это были учёные, конструкторы, педагоги, люди искусства, организаторы производства, офицеры и генералы и т.д. Потомкам мелитопольских евреев есть чем гордиться. И после многих лет замалчивания трагичной и героической судьбы еврейского народа в России/СССР, более того – после длительного сосуществования с распространителями злобных мифов о евреях, у них появилась острая потребность отдать, наконец, должное своим предкам, потребность в собственных летописцах.


Примерно в 2005 г. два автора начали сотрудничество с целью подготовить книгу «Евреи Мелитополя». Это не были специалисты-историки.






Семён Вениаминович Воловник (р. 1948, Мелитополь)  окончил в 1971 г. Мелитопольский госпединститут (ныне университет), где теперь и преподаёт. Кандидат биологических наук, доцент. Автор или соавтор около 70 научных публикаций, свыше 200 научно-популярных статей и нескольких книг. Работал в краеведческом музее, газете «Мелитопольские ведомости» и редактором всеукраинской газеты для школьников «Место встречи». Главный редактор «Мелитопольского краеведческого журнала». Сопредседатель Мелитопольского отделения историко-просветительного общества «Мемориал». Живёт в Мелитополе. E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..







Виктор Нафтулович Кумок (р. 1937, Мелитополь) окончил Харьковский университет (1960) и долгие годы работал в Томском госуниверситете (1963-1993). Кандидат химических наук, доцент. Автор или соавтор более 150 научных и учебных публикаций, в том числе учебного пособия «Химия координационных соединений» (1975, 1990) и нескольких монографий, среди которых «Произведения растворимости» (1983). С 2003 г. вплотную изучает историю Мелитопольского края. Живёт в Москве. E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..






Авторы тогда ещё не представляли, что поставленная ими задача заставит их на долгие годы погрузиться в общение с сотнями людей, работу с десятками архивов и библиотек, что придётся воссоздать историю не только еврейского населения Мелитополя, но и самого города. В итоге, когда они начали прикидывать возможности публикации, оказалось, что в один том книга не укладывается.



Поэтому первый том книги «Евреи Мелитополя», вышедший в сентябре 2012 г. в мелитопольском «Издательском доме МГТ», содержит только два начальных раздела книги: «Как это было» и «Земляки». В первом из них на фоне широкой панорамы исторических событий в крае и стране раскрывается жизнь евреев Мелитополя в 1842-2010 гг. Второй раздел рассказывает о евреях, добившихся успеха в разных сферах деятельности в Мелитополе и за его пределами, о судьбах мелитопольцев-эмигрантов и о переселенческих потоках внутри страны. Том напечатан убористым шрифтом в формате А4 и занимает 816 страниц – почти 95 условных печатных листов. Он снабжен собственным указателем, включающим около 4230 фамилий. Этот указатель, а также оглавление и аннотация книги доступны в Интернете по адресу


http://bernshtam.name/melitopol/index.html


Книга продается в Мелитополе и Москве или рассылается по почте. Для заказа её необходимо связаться с авторами.


Второй том книги будет в основном состоять из историй примерно 160 мелитопольских еврейских семей, как выдающихся в каком-нибудь смысле, так и типичных. Работа над ним идёт полным ходом, срок выхода в свет по оптимистической оценке – конец 2014 года.