ПОЛЬША И ЕВРЕИ



Самый давний из известных мне предков, Абрам Зеликман, родился а белорусском Полесье в 1730 году. В одном с ним поколении жили 512 моих шесть раз прадедушек и прабабушек[1]. А течение четырехсот лет до рождения Абрама, пока евреи из средней Европы двигались на восток, в польскую землю легли останки десятков тысяч евреев, являющихся моими прямыми предками. Может быть поэтому, на уровне генетической памяти,  мне кажутся знакомыми и родными польские поля, леса, реки и озера.


Польша является колыбелью российского еврейства,  предки практически всех евреев, живущих сегодня в пределах нашего Отечества, в результате трех разделов Польши в XVIII веке стали подданными Российской империи.


С тех пор прошло почти 250 лет, из которых Россия в течение полутора столетий имела в своих пределах наибольшую часть нынешних польских земель. В 1918 году на карте мира вновь возникло Польское государство. Через двадцать лет, к началу второй мировой войны население Польши составляло 35 миллионов человек, но только 65%  польских граждан были этническими поляками, а польские евреи  являлись второй по величине национальной группой численностью 3,3 миллиона человек. В то время польские евреи были самой большой в Европе еврейской общиной.


В ходе второй мировой войны евреи подверглись массовому уничтожению. За время войны  в Польше погибло 2,8 миллионов евреев, что составляет почти половину от общего числа погибших польских граждан.


Эти цифры общеизвестны. Гораздо менее известно то, что происходило с евреями в  Польше в послевоенное время.


В 1946 году в послевоенной Польше жило 23,8 миллиона человек. Польских евреев, которым удалось избежать холокоста, оставалось полмиллиона человек, но евреи по-прежнему оставались большой национальной группой. Для сравнения, во Франции, в которой  сейчас проживает самая крупная еврейская община в Европе, после войны жило всего 180 тысяч евреев.


Однако в течение нескольких послевоенных лет Польшу покинуло подавляющее большинство евреев. В конце шестидесятых годов произошел новый всплеск  иммиграции, и  из Польши уехали практически все остававшиеся в стране евреи.


По данным переписи населения Польши 2002 года в стране проживало 1133 еврея[2].


На сохранившихся сегодня в Польше четырехстах старых еврейских кладбищах и сотнях других, не сохранившихся, лежат предки миллионов граждан России, Израиля, США, Аргентины, Германии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, других стран.


Но Польша сегодня – это страна без евреев.


Только за послевоенное время число евреев в Польше уменьшилось более, чем в три тысячи раз.


Как такое могло произойти?


«Здесь живи!»

 

Евреи  начали селиться в Польше с XIV века. Существует легенда, что  на переселенцев, бежавших в Польшу во время эпидемии чумы, с неба упала записка с двумя словами на иврите: «по лин», что означает - «здесь живи». «Полин»- так евреи называли Польшу.


В XI-XIII веках в странах Северной и Центральной Европы евреи жили в относительном благополучии, успешно занимаясь торговлей и оказанием разнообразных услуг. Изобретательностью еврейских финансистов зарождалась банковская система. Евреи считались незаменимыми в процессе заселения земель и развития городов.


Многие правители гарантировали евреям свободу торговли, право заниматься разменом денег, гарантируя, при этом, право сохранения традиционного еврейского религиозного, общинного и культурного уклада. До конца XI века притеснения евреев со стороны властей были исключительным явлением.


Еврейские погромы в Европе начались с 1096 года, когда толпы рыцарей, горожан и крестьян направились в первый крестовый поход. Дикие и необразованные жители средневековой Европы  увидели в евреях виновников распятия Христа. Когда крестоносцы летом 1096 года двинулись на юго-восток, они оставили за собой на берегах Рейна кровавый след вырезанных и уничтоженных еврейских общин и горстки отчаявшихся неофитов, насильно обращенных в христианство. Овладев в 1099 году Иерусалимом, крестоносцы загнали еврейских жителей города в синагогу и сожгли их живьем.


Можно сказать, что с этого времени евреи утратили чувство безопасности. Стало очевидным, что ни государь, ни церковные власти не в состоянии обеспечить безопасность, обещанную евреям в охранных грамотах. Хотя в последующие годы насилие по отношению к евреям  повторялось значительно реже, весь XII век евреи жили в постоянном страхе, и их безопасность почти всецело зависела от покровительства властей.


В 1171 году во французском городе Блуа на евреев впервые возвели обвинение в ритуальном убийстве и тридцать четыре еврея были сожжены на костре. Затем, в последующие семьсот с лишним лет, евреев неоднократно обвиняли в ритуальных убийствах. И хотя ни одно обвинение не было доказано, «кровавые наветы» оказались удивительно живучи.


Так в 1235 году возвели кровавый навет на евреев города Фульды. Тела якобы убитых ими христианских детей были показаны императору Фридриху II как доказательство вины всех евреев Германии. Однако этот император, покровитель наук и противник папства, был убежден в невиновности евреев. Он созвал ученых из среды крещеных евреев всей Западной Европы, и они подтвердили, что заветы еврейской религии категорически запрещают какое-либо убийство и что даже употребление крови животного противно еврейским законам и обрядам. Обсуждения и решения съезда были опубликованы Фридрихом II в особом послании. Но даже этот оправдательный вердикт не приостановил волны кровавых наветов.


Во Франции в 1320-21 годах евреи были обвинены в отравлении колодцев с помощью нанятых ими для этой цели прокаженных. Результатом этого чудовищного обвинения была новая волна гонений во Франции и в соседних странах.


В 1348-1349 годах в Европе буйствовала эпидемия чумы, прозванная «черной смертью», унесшей порядка 25 миллионов жизней. Еврейские законы предписывают евреям соблюдение личной гигиены, поэтому среди евреев заболевания случались реже. В результате, евреев обвинили в том, что они намеренно распространяют чуму и евреев стали безжалостно резать, жечь и топить.


В результате, евреи Германии массово поднялись с насиженных мест, и пошли на восток, в Польшу.


В те времена в Польше правил король Казимир Великий, который благосклонно относился к евреям. Беженцы из Германии нашли там приют и спокойное убежище на несколько веков. Начиная с XIV века и до середины XVI века эмиграция евреев из немецких городов в Польшу, Литву и Беларусь была поистине массовой. Переселялись целые еврейские общины, перенося в новую страну обитания свои капиталы, а также свою традицию занятия торговлей.


В XV веке  Польша и Великое княжество Литовское стали центром культурной, экономической и общественной жизни евреев. Только в Польше было основано 45 новых еврейских общин, всего в Польше и Великом княжестве Литовском к тому времени проживало более 20 тысяч евреев.


К концу XV — началу XVI века характер и состав еврейской эмиграции в Польшу, Литву и Беларусь существенно изменился. С запада и из центра Европы сюда эмигрировали не только зажиточные евреи, которые искали благоприятные условия для приумножения своих капиталов, но на новые территории потянулись в поисках счастья средняя и бедная еврейская масса, вытесненная из старых насиженных мест жесткой торговой конкуренцией и связанной с ней национальной и религиозной нетерпимостью. Привилегии, дарованные евреям, обеспечивали им совместную мирную жизнь с коренным населением, беспрепятственное расширение экономической деятельности и внутреннее самоуправление.


Несмотря на определенную враждебность со стороны низшего католического духовенства, в экономической деятельности евреи пользовались правом беспрепятственного производства кредитных операций и свободной торговли всеми товарами наравне с христианами при равных для всех купцов налогах.

 

 

Как евреи покинули Польшу

 

Во время второй мировой войны от рук нацистов погибло не менее 2,8 миллионов польских евреев.


Нацистами именно в Польше были созданы фабрики по уничтожению евреев: Треблинка-2, Аушвиц-Биркенау (Освенцим-2), Собибор, Белжец. Эти предприятия принято называть лагерями, но фактически лагерями они не являлись, так как в них постоянно проживало только несколько сотен заключенных, обеспечивающих функционирование фабрик смерти. Люди, обреченные на смерть, прибывали на место уничтожения, в течение короткого времени уничтожались, после чего фабрика была готова к приему следующей партии обреченных евреев. В самой «продуктивной» фабрике смерти Треблинке, расположенной в 80 километрах к северо-востоку от Варшавы, было уничтожено 800 тысяч евреев. На земле нет места, где было бы убито большее количество людей.


В таких лагерях, как Освенцим-1 был постоянный контингент заключенных, они выполняли хоть какую-то работу. В лагерях смерти только убивали, а заключенные обеспечивали этот конвейер с тем, чтобы со временем самим стать его жертвой.


После того, как в лагерях смерти были убиты практически все польские евреи, туда стали прибывать эшелоны из других стран, захваченных гитлеровцами.


Однако польские евреи во время войны гибли не только от внешнего врага, но и от своих соседей поляков.


Во время второй мировой войны поляки совершили военные преступления против евреев как минимум в 24 районах страны. К такому выводу пришла правительственная комиссия, расследовавшая события в Польше, относящиеся к началу Второй мировой войны[3].


Доклад комиссии занимает 1500 страниц и называется «Вокруг Едвабно».  Едвабно – это небольшой польский город, ставший символом уничтожения евреев поляками еще до начала массового уничтожения евреев фашистским режимом Германии. Долгое время убийства евреев во время войны на территории Польши считались делом рук исключительно нацистов, но правительственное расследование, проводившееся в течение двух лет, доказало, что за этнической резней стояли именно поляки. Согласно расследованию Института Национальной Памяти, число убитых поляками евреев только в Едвабно - не менее 1 тыс. человек. Точное число евреев, убитых поляками во время войны, невозможно установить, однако известно, что по результатам  60 расследований обвинения в преступлениях против евреев были предъявлены 93 полякам в 23 регионах страны. В результате судебных процессов, проведенных в Польше в первые послевоенные годы, 17 человек были осуждены на тюремное заключение, один был казнен. Об этом в Польше после окончания войны предпочитают не говорить.


В то же время, во время войны множество поляков готовы были жертвовать своей жизнью ради спасения евреев. В войну фашистами в Польше было казнено свыше 2 тысяч  человек, спасавших евреев или помогавших им. В Иерусалиме в парке музея Яд-Вашем[4] есть «аллея праведников», на которой  увековечены имена людей, которые рискуя своей жизнью, спасали евреев во время войны. Больше всего на этой аллее, 3558  имен, -  это праведники из Польши. В числе тех, кто в войну спасал евреев, была семья Папы Иоанна Павла II.


Но тех, кто ненавидел евреев, в Польше было гораздо больше. Осенью 1941 года, после первых акций массового уничтожения поляками евреев, генерал Грот-Ровецкий, руководитель подпольной Армии Крайовой, писал в Лондон польскому правительству в эмиграции: «Проеврейские симпатии, выражаемые в заявлениях членов лондонского правительства, производят весьма неблагоприятное впечатление в стране и весьма способствуют успеху нацистской пропаганды. Прошу принять во внимание, что подавляющая часть населения настроена антисемитски. Даже социалисты не составляют в этом исключения, отличие только в тактике. Необходимость эмиграции как способа решения еврейского вопроса так же очевидна для всех, как и необходимость изгнания немцев. Антисемитизм стал широко распространённым явлением» [5].


В 1944 году комиссар лондонского правительства Кельт сообщал в своём отчете о поездке в Польшу: «Согласно мнению на местах, лондонское правительство перебарщивает в выражении своих симпатий к евреям. Учитывая, что в стране евреев не любят, высказывания членов правительства воспринимаются как слишком филосемитские»[6].


Поразительно и то, что даже те, кто реально помогали евреям, оставались активными их ненавистниками. В августе 1942 года писательница Зофья Коссак, руководитель влиятельной подпольной католической организации «Фронт возрождения Польши», опубликовала листовку следующего содержания: «Мы говорим от имени поляков. Наше отношение к евреям не изменилось. Мы по-прежнему считаем их политическими, экономическими и идейными врагами Польши. Более того, мы знаем, что они ненавидят нас больше, чем немцев, и считают нас виновными в своих бедах. Но даже это не освобождает нас от обязанности осудить совершающееся преступление».


Во время восстания в Варшавском гетто участники польского Сопротивления старались оказывать повстанцам помощь по возможности скрытно, чтобы не подорвать уважения польского общества к своему делу. Такое отношение к полякам, помогающим спастись евреям, было повсеместным. Так жительнице Евдабно Антонине Выжиковской, которая спрятала семерых евреев от польской расправы,  пришлось самой скрываться от своих земляков после того, как они избили ее за сострадание к евреям.


С 1973 по 1985 годы французский документалист Клод Ланцман снимал девятичасовой документальный фильм «Шоа»[7], полностью составленный из интервью выживших евреев, бывших охранников концлагерей и поляков, видевших холокост своими глазами. Самое сильное впечатление производят не рассказы очевидцев, видевших смерть сотен тысяч евреев, а ухмылки поляков, с которыми они вспоминали о железнодорожных составах, перевозивших тысячи людей. Поляки, рассказывая об обреченных на смерть евреях, привычно ухмылялись и выразительно проводили ребром ладони по горлу.




[1] У каждого человека два родителя, четыре бабушки и дедушки. Восьмое поколение пращуров насчитывает 512 человек.

[2] Википедия: «Население Польши»

[3] См. http://www.sem40.ru/index.php?newsid=191020

[4] Яд-Вашем -  Музей катастрофы.

[5] Всеволод Вихнович «Судьба ветви засохшей».

[6] Там же

[7] Шоа (иврит) – Катастрофа, Холокост.

 


1 2 3 4 5 6