ВЕТВИ МОЕЙ РОДОСЛОВНОЙ

(продолжение)


Поиск корней, новые находки

«…сколько света, ясности, сознательности вносит в наш ум знание нашего прошедшего!

Мы чувствуем себя тогда не отрезанным ломтем, а продолжением целого ряда поколений,   живших только для того, чтобы «мыслить и страдать»…

…мы сознаем себя, как целое, на всем протяжении нашей исторической жизни, питаемся огромным запасом воспоминаний»

(Шимон  Дубнов)




Долгая память

(вместо предисловия)



Моя статья "Ветви моей родословной"  нашла своих  читателей  и нашлись среди них те, кому я хочу выразить свою глубокую признательность. Они  оказали мне существенную помощь в дальнейших поисках. Особенно хочу поблагодарить всех организаторов проекта "Генеалогический форум. Еврейские корни" и его участников: Юлию Прокоп, Александра Неймана, Елену Говор, Аллу Песину, Тару Левин, Леонида Пикмана, Елену Барановскую, Татьяну Фраерман, Сергея Тверского и многих других участников форума, помогавших мне в моих поисках и приславших мне немало документов из архивов Херсона, Одессы, Николаева, Перекопа, Бессарабии и  из других источников. Сердечно благодарю Якова Пасика, Виктора Кумока,  Александра Релишского  и мою племянницу, Ларису Роберман-Кройтор, откликнувшихся на мои статьи и приславших мне неоценимые материалы. Немалую лепту в мои исследования внесло ознакомление с замечательной книгой В.В.Щукина и А.Н. Павлюка «Земляки», повествующей об истории еврейской общины города Николаева. Выражаю авторам свою искреннюю признательность. Не могу не отметить  сайт JewishGen, на котором я нашла немало важных сведений о моих предках.


Всё, о чем я писала ранее, было основано на семейных архивах и преданиях, и многое  из этого  подтвердилось архивными документами. Однако, далеко не всё. Поэтому, я хочу внести некоторые изменения и дополнения в первоначальный вариант моей статьи.  И теперь,  когда моя "копилка" значительно пополнилась,  я не останавливаюсь  на достигнутом,  а продолжаю поиск.


Я надеюсь, что среди потомков всех ветвей моей родословной  найдутся хранители семейных преданий и достоверных источников. Эта надежда подсказывает мне, что я должна поделиться своими находками с читателем.


Когда получаешь фотокопии архивных документов, то  начинаешь испытывать непередаваемое волнение, возникает  такое чувство, будто ты сам находишься  в  том  месте и в  том времени, где и когда произошло, закрепленное подписями и печатями событие.  Особенно ярко это проявляется, когда эти несколько строк,  до времени хранящейся в архиве, казалось бы,  никому ненужной бумаги,  связаны с твоими родными, о которых ты что-то знаешь, а порой  тебе ничего неизвестно о них кроме имени. Но сознание, что ты с этим человеком  из одного родового ствола, что жили когда-то на свете мужчина и женщина,  их встреча и последовавшее за ней супружество определили рождение этого человека и твое тоже, порождает и картины прошлого, и загадки, и вопросы, на которые спешишь найти точные ответы.


В архивах хранятся разные документы: о браках, рождениях, разводах, смертях и многое другое. Всё зависит от того, какой из них ты изучаешь. Вот ты читаешь о заключении  брака, и в твоем воображении возникает свадьба, жених и невеста под «хупой», рядом их родители, раввин, многочисленная родня,  дорогие гости.  А рождение ребенка – радость родителей, появление на свет нового человека. Какова его судьба? Ничего тебе  не известно о нем, можно строить версии, искать потомков. Но порой случается,  что о том же  ребенке получаешь  документ, в котором засвидетельствована  его кончина в младенческом или в раннем детском возрасте. И тогда твои мысли и чувства наполняются горечью и сожалением.


Судьбы самых близких родных, конечно, известны мне, а о других - кроме этих  нескольких строк – ничего, нет ни фотографий, ни писем,  не осталось и никакого следа в семейных преданиях. Однако, среди тех, с кем не была я знакома, о которых что-то слышала, есть и люди заметные, о которых можно что-то найти в океане интернета и в архивах Российской империи.


Поиск корней требует немало терпения и времени,  иногда приходит ожидаемый  и, случается, неожиданный успех, часто новая находка даёт ответ на многие вопросы, а иногда ставит в тупик.  Я решила поделиться не только результатами и выводами, но и некоторыми  до сих пор оставшимися сомнениями.Это повествование я адресую  потомкам всех  наших общих предков и всем, кто интересуется поиском своих корней.


Слово к моим близким и дальним родственникам. Храните и передавайте своим потомкам знания  о наших предках и, по возможности, узнавайте больше и глубже, чем это удалось мне. Каждый из наших потомков  в свое время  может изъявить желание: узнать от кого он происходит, историю своего рода; увидеть лица  прародителей.  Это и явилось основным движущим мотивом написания этих строк.


-  Часть   I     -

Новые сведения по ветви  БагрАд - БогрАд – БОград


В архивах Херсона и Одессы найдены документы, благодаря которым уже можно  строить  семейное дерево по этой ветви, и на нём все мои двоюродные, троюродные и так далее сестры и братья  и я являемся 7-м поколением,  а  наши дети, внуки, правнуки – 8-м, 9-м и 10-м поколением.


Из архивных документов выяснилось, что  Бограды  прибыли в Херсонскую губернию из Белоруссии, а не из Литвы, как я предполагала ранее. На самом деле  мой прадед, Нехемия Блох,  прибыл из Россиен  Ковенской губернии, а не его жена, моя прабабушка, Цирель (Цирля) Баград. Кстати, фамилия записана не Боград, а Баград. Я никогда не видела документов по этой моей ветви, но мама и ее сестра всегда произносили Бо(/а)грАд, с ударением на 2-ой слог. Когда начала искать свои корни, то увидела, что Р.М.Плеханова записана Боград,  потом нашла родных П.Л. Бограда,  обратилась к ним по телефону, сделав ударение на 2-ой слог, но они  меня поправили, сказав, что правильно произносить - БОград.


И вот теперь, благодаря  архивным документам выяснилось, что первоначальная запись фамилии, всё же БагрАд. Семья БагрАд  прибыла из  Сеннинского  еврейского кагала и поселилась в одной из еврейских колоний Херсонской губернии. В какой колонии не указано  в архивном  документе - разрешении  на выезд  из  Сенно Могилевского уезда (теперь это Витебская область ) в Херсонскую губернию  (1822 г.).


Несколько слов из истории  Сенно. Начало существования села Сенно отмечено серединой 15 века. Там проходили ярмарки, на которых шла торговля сеном, от которого, вероятно,  и произошло название поселения, известного с первой половины 16 века как местечка Витебского повета Великого княжества Литовского. Первое письменное упоминание о городе Сенно датируется 1442 годом.


С первой половины 17 века принадлежал  Сапегам, со второй половины 18 века – Огинским.
С 1772-го года вошел в состав России, с 1773-го  -  город и центр  Сенненского  уезда Могилевской губернии.


«С древних времен значительную часть сенненского края составляли евреи. Уже в XVIII столетии, как свидетельствуют историки, в Сенно жителей насчитывалось 862 мужского пола,  в том числе евреев 480» ( Аркадий Шульман «Последняя остановка»).


В 1799 г. на евреев Сенно был возведен кровавый навет. Но по повелению Павла I дело по облыжному обвинению евреев в ритуальном убийстве было остановлено и предано забвению. Накануне праздника «Пейсах» неподалеку от еврейской корчмы был найден труп женщины. «Следственная власть обвинила в убийстве четырех иудеев, находившихся в той корчме, имея основанием лишь народный слух, что евреям нужна христианская кровь». Несмотря на то, что местная и центральная администрация пытались обвинить евреев в этом преступлении, они были оправданы судом.


Мои предки переселились в одну из колоний Херсонской губернии из  Сенно в начале 20-х годов XIX века.


Приведу тексты архивных документов, сохраняя язык оригиналов.


I.  На 1822 год состав семьи:

Лейзер Иоселев Баград ( באהראד )

38 лет, вдов   ( 1883-84 г.р.- Л.Г.)

его сыновья

от первой жены -

Нохом Лейба , 19 лет  (1802-03 г.р. – Л.Г.)

от второй жены -

Шмуйла, 14 лет   (1807-08 г.р. –Л.Г.)

дочерь его -

Двеура, 11 лет     (1810-11 г.р. – Л.Г.)


II. Документы о Шмуйле (Шмуле, Шмуэле) Баград (Боград)

1) 1836 г. у Сенского мещанина Могилевской губ. Шмуля Лейзерова Баград и его жены Рухиль Мордковны  родилась дочь Рывка

2) Найдено свидетельство о смерти моей прабабушки Цирли Ба(/о)град (в замужестве Блох) в Николаеве:

«1909 г, Николаев

6 декабря (по новому стилю 19 декабря) 7-го тевета  умерла вдова мещанина  Нехемии Блоха

Цирля Шмулевна Блох в возрасте 70 лет»

Т.е. она родилась у этих же родителей в 1839 году

3) В 1840 году у Херсонского мещанина Шмуля  Лазаревича  Боград, его жены Рухиль Мордковны родилась дочь Фейга

Примечание: с 1840 года в  некоторых документах уже стали писать Боград, а не Баград

4) В 1844 году у тех же родителей родился сын Гершко

5) В 1845-46 (точной даты в документе нет, часть страницы оторвана) году у Шмуля Лазаревича Баград  и  его  второй жены Ханы Гершковой родился сын Берко.

Примечание: судя по документам - моя прапрабабушка Рухиль Мордковна, по-видимому, скончалась в 1844 году и прапрадед  Шмуль Лазаревич  женился вторично на Хане Гершковне.

6) 15 февраля 1851 г.

Колония Ново Ковна

земледелец Шмуль Баград

и законная его жена Хана Гершковна, рождение сына Хаима.


Т.е. найдено метрическое свидетельство Хаима Шмульевича Ба(\о)града, отца Якова Хаимовича(Ефимовича) Бограда, российского революционера. Т.е. Яков Боград и мой дед , Мовша Блох  - двоюродные братья и внуки Шмуля Бограда. Яков Ефимович (Хаимович) Боград - революционер, расстрелян белогвардейцами в 1919-ом году в Сибири.  В Хакассии есть небольшой городок, Боград, названный в его честь.



1 2 3 4 5