Светское образование

Просвещение. Переход к светскому образованию


Обучение всегда было неотъемлемой частью религиозной жизни евреев, которые многие столетия отличались от своего окружения элементарной грамотностью. Евреи очень уважали ученых знатоков Торы и вообще людей, разбирающихся в "маленьких буковках". Тору изучали выходцы не только из богатых, но и из бедных семей. Последних поддерживали богатые меценаты и раввины. Традиционное образование евреев было исключительно религиозным. До начала XIX века главную роль в вопросе воспитания еврейской молодежи играли веками существовавшие хедеры, Талмуд-Торы и иешивы.

Самой характерной и печальной чертой еврейского быта и культуры в России первой половины XIX века была изолированность евреев от окружающего мира. По своему образу жизни, одежде, религии, языку евреи, перешедшие после разделов Польши под власть русского царя, составляли чужеродный элемент в государстве, чему в немалой степени способствовало российское законодательство. Чем дальше, тем больше образ жизни евреев приходил в противоречие с совершавшимися вокруг изменениями. Эти противоречия должны были рано или поздно привести к появлению "еретиков", то есть людей, которые выступили бы под знаменем преобразований. И они появились. Это были маскилы – просвещенные.

В возникновении этого движения в России большую роль сыграло просветительское движение немецких евреев Гаскала, начавшееся во второй половине XVIII века и связанное с именем Моше Мендельсона. По словам историка С. Цинберга, Мендельсон "был искренне привязан к еврейской религии и ее обрядности, но, отдавая долг своему времени, он старался рационалистически обосновать их необходимость и "разумность".


alt

Деятели первого поколения Гаскалы (Просвещения) в Восточной Европе. Открытка. Верхний ряд справа на лево: Ицхак Эртер (1791-1851) - поэт-сатирик, писал на иврите. Жил в Галиции. ШломоРубин (1823-1910) - публицист, переводчик и популяризатор творчества Спинозы, писал на иврите и немецком языках. Жил в Галиции. В центре: Ицхак Бер Левинзон (1788-1860) - писатель, публицист, духовный лидер Гаскалы в России, писал на иврите и идише. Жил в Кременце. Нижний ряд справа налево: Шмуэль-Йосеф Финн (1818-1890) - публицист, педагог, популяризатор, писал на иврите. Жил в Вильне. Авраам Мапу (1808-1867) - прозаик, автор первых в еврейской литературе романов, писал на иврите.


Реформирование традиционного еврейского образования началось в XVIII ст. в Германии. В 1782 г. увидела свет работа Нафтали Герца Вессели "Слова мира и правды". В ней Вессели утверждает, что молодежь необходимо учить двум видам занятий: 1) торат ха-адам ("человеческое знание", к которым автор относит этикет, историю, географию, астрономию и другие науки, которые человек может выучить с помощью чувственного восприятия и разума) и 2) торат ха-Шем ("божественное знание"), т.е. Торе. "Человеческое знание" исторически предшествует божественным законам, поэтому дети должны изучить сначала светские науки, а уже потом переходить к изучению Торы. Вессели довольно критически отзывается о современном еврейском образовании: "...тот, кто лишен "человеческого знания", пусть даже он изучил законы и учения Бога и живет в соответствии с ними, не доставляет удовольствия другим – по двум причинам. Во-первых, его присутствие обременительно для других людей. Он будет постоянно ошибаться относительно принятых в обществе манер, его рассуждения о мирских делах не будут согласовываться с разумом, а его действия окажутся хуже, чем бесполезными, ибо не принесут пользы и не сослужат никакой службы другим людям. Во-вторых, ...там, где кончается "человеческое знание", начинается божественное учение, открывающее нам то, что не доступно человеческому разумению. А потому тот, кто не знает законов Бога, но зато овладел "человеческим знанием", хотя мудрецы Израиля и не извлекут никакой пользы из его успехов в изучении Торы, сам принесет пользу остальному человечеству. Тогда как тот, кто не овладел "человеческим знанием", пусть даже он знает законы Бога, не доставит радости ни мудрецам своего народа, ни остальному человечеству".

Самой яркой фигурой среди еврейских просветителей в Российской Империи был Исаак Бер Левинзон (1788–1860) из Кременца на Волыни, прозванный "Мендельсоном русских евреев". Этот человек стремился доказать "необходимость для каждого израильтянина правильного изучения Святого Писания и библейского языка – как для еврея, иностранных языков, в особенности же отечественного, – как для члена гражданского общества, и светских знаний – как для существа сознательно разумного". Кажется, немного. Но это немногое было поистине потрясением основ жизни российских евреев. Ортодоксы объявили написанное Левинзоном ересью, а молодежь зачитывалась его работами и делала для себя практические выводы.

Левинзон считал нужным изменить систему воспитания евреев: европейское образование евреям необходимо – это центральная мысль Левинзона. Но он не хотел отказаться от традиционных религиозных элементов в еврейском воспитании: "Все мои помыслы направлены к тому, чтобы …поддержать достоинство и славу нашей Торы и наших мудрецов". Защиту своей программы Левинзон основывал на талмудических положениях, о чем и сообщал в письме адмиралу А.С. Шишкову, министру народного просвещения: "Все доводы мои почерпал я и утверждал на правилах Талмуда".

Характерной чертой программы Левинзона и других маскилов 20–40-х годов XIX в. была надежда на помощь правительства, которое, со своей стороны, давало определенные основания надеяться на такую помощь. Так, министр просвещения С. Уваров писал: "Лучшие из евреев чувствуют, что одна из главных причин их унижений лежит в превратном толковании религиозных преданий, что Талмуд развращал и развращает их соотечественников; но нигде влияние Талмуда так сильно, как у нас и в Польше. Это влияние можно устранить просвещением, и правительству остается действовать в духе горсти лучших между ними".

Еврейский историк Шимон Дубнов указывал, что более благоприятная почва для проявления идей просветительства, чем на хасидской Волыни, имелась на юге – в Одессе и на севере – в старой литовской столице Вильне. Но уже европеизированный еврейский центр в Одессе дальше внешней культуры не пошел, новых духовных ценностей тогда не создал. Иной характер имел северный, литовский центр. Здесь в 30-е годы сформировался кружок виленских маскилим (просветителей), из которого вышли творцы нового еврейского литературного стиля, такие как уроженец Салантая М. А. Гинцбург (1796-1846) и уроженец Вильно A. Б. Лебензон (1794-1878). В кружке были также историк Ш. И. Фин, талмудист М. Страшун, библиограф И. А. Бен-Яков и другие. В Гаскале они в принципе видели не средство для превращения еврея в нееврея, а узы, связывающие национальное еврейское со светским просвещением.

Наиболее характерным представителем первой плеяды виленских просветителей, критиковавших традиционный образ жизни и суть религиозного культурного обучения и воспитания молодого поколения, призывавших коренным образом изменить экономическую структуру жизни евреев, являлся уже прославившийся среди раввинов талмудист рабби Менаше Элиер (1767-1831). Он проявил себя как человек религиозно-этических взглядов и реформатор-рационалист. М.Элиер критиковал целую армию дармоедов, которые играли роль ученых (изучали святые книги), жили за счет общества, сами ничего продуктивного не производя. Он обращал внимание на вред ранних браков, когда дети-подростки 12-13-летнего возраста, не подготовленные к самостоятельной жизни, не имевшие профессий и источников существования, создавали семьи, рожали детей. Это, помимо всего прочего, подрывало их неокрепшие организмы, здоровье. М.Элиер призывал евреев отказаться от мелкой торговли, не являвшейся прочным источником обеспеченной жизни, а заняться земледелием либо другим производительным трудом. Он считал, что научные знания не противоречат вере и ее заповедям. Его ранние книги не увидели свет, а изданные в 1822-1823 гг. были по требованию ортодоксальных раввинов свезены в Вильну и сожжены на костре.

Борьба с просветительством, бесспорно, имела и социальный аспект, ибо руководители еврейских общин и близкие к ним круги богатых евреев прекрасно понимали, какую опасность представляет инакомыслие для их всевластия. Отсюда и особое рвение в преследовании "еретиков" – маскилов, которые, в свою очередь, где только могли, подвергали острой критике своих противников, особенно хасидов и цадиков – "праведников", которые, с их точки зрения, были носителями самых отсталых представлений и ярыми врагами просвещения.

Представителем традиционного иудаизма, который позитивно воспринял предложение Вессели, был раби Шимшон Рафаэль Гирш. Он предложил принцип "Тора им дерех эрец", настаивая на строгом соблюдении Галахи, он поощрял изучение светских наук, если они не противоречат Торе, а также подчеркивал необходимость изучения государственных языков тех стран, в которых евреи проживали. Но вскоре евреи столкнулись с реальной угрозой секуляризации и ассимиляции, поскольку желающие получить высшее образование вынуждены были идти в нееврейские учебные заведения.

В середине XIX в. Вильна стала крупным центром еврейской национальной культуры и литературы, подлинным Литовским Иерусалимом. В поисках знаний сюда потянулись способные еврейские юноши не только из Литвы и Белоруссии, но также из Курляндии, Волыни, городов и местечек Польши. Расширились связи виленских просветителей с единомышленниками как в России, так и в Западной Европе. Для своего времени немало еврейских юношей получили высшее образование в Виленском университете (до его закрытия в 1832 г.) и в университетах западных стран.



Виленский Университет


Тем временем в контексте общего поступательного капиталистического развития России, ее Северо-Западного края происходили важные изменения в экономической жизни евреев. После упразднения крепостничества, освобождения крестьян и отмены питейной откупной системы, уменьшилось значение евреев как торговых посредников между городом и селом, значительно укрепилась крупная еврейская буржуазия. Еврейские капиталисты деятельно участвовали в строительстве железных дорог, создании новых отраслей промышленности, акционерных обществ и предприятий, в поставках правительственным учреждениям. Увеличи­валось число еврейских рабочих. Возрастала роль евреев среди работников свободных интеллектуальных профессий. Немало евреев обучалось в высших учебных заведениях Москвы, Казани, Дерпта и других городов России, становились специалистами высокой квалификации в различных областях деятельности, в том числе и учеными. В 1833-1918 гг. только в Дерптский университет было принято 453 студента иудейского вероисповедания.



Политика государства в отношении образования евреев с целью их ассимиляции





источники...




Высшее образование

В 1859-1861 гг. евреям, имевшим высшее образование – "лучшим" евреям было разрешено проживать на всей территории России. Существование в Российской Империи "черты осед­­лости", ограничения в выборе профессии и традиционный интеллек­­ту­­ализм приве­ли к тому, что получение образования укрепилось в сознании российских евреев как одна из высших ценностей. Для очень многих – просто высшая. Кроме того, у евреев была религиозная культура, которая продви­гала всеоб­щую грамотность – по крайней мере, для мужчин – и культуру, которая уважала книжные знания. Эти отношения и склонности переносились из религио­зных текстов в светские формы образования. В результате, евреи были ориентированы на образо­вание и были согласны отложить получение сиюминутных удовольствий и доходов, чтобы потом получить их больше.

В 50-60-х годах XIX века отношение евреев к "гойской" науке существенно изменилось; число евреев, поступав­ших в высшие учебные заведения, стало быстро увеличиваться. Именно приход в высшую школу в 1860-х годах сотен евреев ознаменовал начало процесса модернизации российского еврейства. Встречая со стороны родителей резкий отпор в стремлении к просвещению, еврейская молодежь даже в самых глухих городишках тайком уходила из дома, нередко с небольшим узелком и без всяких средств к существованию, чтобы учиться. Вдруг стало выясняться, что желание учиться у молодых евреев в среднем даже значительно больше, чем у их христианских сверстников: вопросов вроде "Зачем учить геогра­фию, ведь извозчики везде дове­зут?" (Фонвизин "Недоросль") у них обычно не возникало. В отличие от многих народностей империи, евреи стремились к образованию. В иных местах это приводило к тому, что еврейский состав высших учебных заведений достигал более 50%. Диплом университета давал в России право жительства повсюду в империи и право службы по любому ведомству. Евреи с высшим медицинским образованием (врачи и провизоры) имели право "повсеместного жительства, независи­мо от того, занимаются ли они своей специальностью или нет". Все окон­чившие высшие учебные заведения могли "заниматься торговлей и промыс­лами" и "причисляться к купечеству без предварительного пятилетнего пребы­ва­ния в первой гильдии в черте оседлости", как это требовалось от купцов. "Евреи, имеющие степень доктора медицины", могли служить по любому ведомству по всей Империи, иметь приказчика и двух слуг из единоверцев, выписывая их из "черты". Право повсеместного жительства и торговли имел и еврейский медицин­ский персонал без высшего образо­вания (зубные врачи, фельдшеры, акушерки). Правда, с 1903 года поставлено было условие, чтоб они всё же непременно занимались своей специаль­ностью. Таким образом, евреи с высшим образованием и специаль­ностями медицин­ского характера, помимо личного права проживать вне черты, могли давать такое же право еще нескольким евреям.


подробнее...

Среднее специальное образование

Раздел в разработке

Женское образование

Раздел в разработке